transurfer: (Default)
На позапрошлом сеансе мы говорили, как трудно травматкам принимать хорошее о себе, даже если за плечами годы терапии (или и терапии,. и супервизии). Принимать хорошее важно не только для того, чтобы "накормить свою психику", но и изменить свой внутренний нарратив о себе и мире. Изменить с "меня никто не любит и вокруг враждебный мир" на, например, "этот мир местами враждебный, а местами дружелюбный, и в нем есть люди, которые относятся ко мне с теплом".

Моя тер сказала:
- Если не получается все сразу взять внутрь, то хорошо бы хотя бы "близко к телу" хранить. Допустим, фигурально выражаясь, взять бумажку с липким краем, написать на ней то хорошее и прилепить к себе.

Мне очень понравилась идея, и я принесла на сеанс пачку пластырей и фломастер. Попросила МТ написать про меня хорошее на пластырях и наклеить мне на руки.

Я считаю, что очень полезно идеи превращать во что-то материальное/телесное, потому что так они лучше усваиваются. Пластырь мне показался более подходящим - как пластырь на раны - чем бумажка (от бумажки веет офисом и "ярлыками"). И действительно, перечитывать надпись на пластыре, написанную рукой человека, которому я доверяю и которого уважаю по ощущениям дало больше положительного эффекта, чем вспоминать ее слова или смотреть в блокнот с записями с сеанса.

Что у вас на терапии происходило на этой неделе?
transurfer: (Default)
Что у вас на терапии интересного происходило на этой неделе?
transurfer: (Default)
Последние три сеанса были о том, как использовать выстроенную в терапии безопасную привязанность в жизни. То есть, обучаться действовать в жизни за пределами терапии так, как действуют люди, у которых есть опыт этой привязанности и на память о котором они опираются, в отличие от людей с травмой заброшенности и отвергнутости, например, которые чувствуют и действуют так, словно они всегда одни-одинешеньки в этом мире. Такого рода обучение клиента - это один из этапов в направлении терапии, основанном на привязанности.

Для меня это непростая задача. Правила Травмы, которые я годами чтила, не смотря на наличие терапии, гласили, что исцеление должно произойти на таких-то условиях в отношениях с таким-то типом людей, и никак иначе, и терапевты в эту категорию людей не входят. Для того, чтобы пользоваться безопасной привязанностью как внутренним ресурсом во внешнем мире нужно, как минимум, позволить этой привязанности случиться, а также позволить этой привязанности изменить свой нарратив с "я одна одинешенька, сижу жду спасения" на, как минимум, "я не одна - мне есть, на кого опереться (на свою тер)". А это противоречит Правилам Травмы. С ними так: они обещают "делай вот так-то - и твои мечты сбудутся". Не важно, что так-то уже делано сто раз и результат одинаковый (становится еще хуже). Надежда на сбычу мечты сильнее любого рационального мышления. А альтернатива Правилам Травмы - это неизвестность, хуже которой ничего нет. То есть, если не следуешь Правилам Травмы - нет никаких гарантий, что непременно случится или найдется нужное.

У Правил Травмы есть скрытый компонент, который редко озвучивается, в отличие от самих правил. Этот компонент делает носителя Правил пожизненным их узником. Более-менее озвученная или хотя бы поддающаяся выделению и анализу часть Правил гласит "делай так-то - и будут тебе счастье, любовь и безопасность". А скрытая добавляет "И при этом тебе запрещено искать любви, счастья и безопасности у тех, кто не похож на твоих родителей, и даже если ты найдешь все это с непохожим человеком, тебе запрещено это от него принимать". Проще говоря, семейный/родительский посыл целиком звучит так "Вот будешь такой-то и будешь вести себя так-то, я тебя, может быть, и полюблю. И при этом не смей даже думать искать любви у кого-то, кроме меня".

Что у вас на этой неделе в терапии происходило?
transurfer: (Default)
Над чем вы работали в терапии на этой неделе?
transurfer: (Default)
Над чем вы на этой неделе работали в терапии?
transurfer: (Default)
Над чем вы работали в терапии на этой неделе?
transurfer: (Default)
Над чем вы работали в терапии на этой неделе?
transurfer: (Default)
На этой неделе одной из тем были правила травмы. Правила травмы нас убеждают, что любовь можно получить только каким-то определенным способом. Но сколько бы травматик на эти грабли бы ни наступал, отказаться от этих идиотских правил он не может. Он убежден, что отказ от правил означает навсегда попрощаться с надеждой на любовь, для травматика это равноценно смерти.

Между тем, пользу из этих правил извлекают все, кто угодно, кроме травматика. Правила делают его удобной и легкой мишенью для манипуляторов, насильников, паразитов, потому что травматик готов вытерпеть что угодно ради надежды на любовь. Но это единственное, что он никогда не получает, пока следует этим безумным правилам.

Что у вас на этой неделе на терапии происходило?
transurfer: (Default)
Одну из тем терапии на этой неделе я бы назвала "Упущенные возможности при повторении ситуаций из прошлого". Когда мне тер разложила схему по полочкам, моя первая реакция была:
- Почему мне вы раньше об этом не говорили?!
Реакция тер была такая:
- О.о... Я вам об этом все время говорю!
Подумав, я поняла, что она права. Просто до правильного понимания этой схемы мне требовалось сначала внутренне дорасти.

Берем травматика. Травматик, грубо говоря, состоит из себя-травмированного и того, что травма не задела и что после травмы наросло за время жизни. Не буду использовать термины Ребенок и Взрослый, потому что и выросшая после травмы, и не-травмированная части личности не обязательно обладают уровнем развития взрослого человека. Для понимания схемы уровень развития не важен, а важно то, что в травматике помимо травмированной части есть еще и другие части личности, у которых есть доступ к взрослым ресурсам.

Травматик встречает человека, который некоторыми особенностями своего поведения смахивает на одного из биологических родителей. Или на обоих сразу, причем, на сумму их плохих сторон. Травмированная часть у травматика сразу же активируется и начинает видеть этого человека как полную копию того родителя, не смотря на то, что на родителя похожа только часть. И копией родителя он не может быть по умолчанию, потому что одинаковых копий людей не бывает. Тем не менее, образ родителя затмевает все, включая существующую разницу между реальным человеком и родителем из прошлого.

Травмированная часть вступает во взаимодействие с этим человеком в соответствии со своими страхами, ожиданиями и правилами травмы, которые он усвоил. Я спросила тер, как это ощущается для другого человека. Она сказала "Другой человек чувствует, что его реального не видят, и вместо него видят что-то другое". В результате происходит отсутствие прямой и внятной коммуникации, и отношения или разваливаются, или превращаются черти во что. И так - каждый раз. С точки зрения травматика, он каждый раз находил маму, каждый раз надеялся, что она его полюбит, и каждый божий раз эта мама делала одно и тоже - отвергала, бросала, использовала.

Как мне сегодня тер объяснила, это не безвыходная ситуация. И нередко в ней есть скрытая возможность, которая может в итоге изменить отношения настолько, что получится эффект "чуда". Если чудо разобрать и проанализировать, то оно в принципе является очень логичным исходом ситуации, но для травмированной части ощущается как волшебство.

Не всегда эта возможность бывает, потому что и от самого травматика тут требуется большая степень осознанности и определенные действия, к которым он может быть не готов пока. Ну и второй человек тоже далеко не всегда открыт для каких-то новых способов взаимодействия. Но пробовать все равно стоит, хотя бы для того, чтобы вывести себя из режима "я маленький, беспомощный и травмированный" в режим "я взрослый человек с травмированной частью, которой сейчас очень больно". Между этими двумя состояниями - колоссальная разница в ресурсности, не смотря на то, что второе состояние безоблачным счастьем не назовешь.

Первый шаг - это напомнить себе: я не весь травматик, я взрослый, дееспособный человек, у которого есть травмированная часть.
Второй шаг - это напомнит себе: второй человек тоже не весь моя мама или папа, в нем есть и другие части.
Третий шаг - попытаться из своей не-травмированной части создать коннект с не-мамой и не-папой в другом человеке. То есть, с другими сторонами его личности. Иногда достаточно просто увидеть, что они есть, чтобы "отпустило".

Оговорка: этим всем имеет смысл заниматься, если второй человек не садист, не маньяк, не агрессивный и сознательный абьюзер, который точно знает, что он делает. Этот подход эффективнее всего, если второй человек чего-то не догоняет, не видит или не делает просто в силу незнания или непонимания, что это важно. Создав коннект между своей не-травмированной частью и не-мамойспапой в другом человеке, можно попробовать обговорить отношения и границы. Также можно увидеть новые для себя вещи: там, где виделся неглект, на самом деле его не было, а там, где была попытка поддержки со стороны человека, травмированная часть ее не увидела.

Пример. Не идеальный, но суть передает, и он свежий. У меня на работе есть айтишник. Неразговорчивый, держится всегда в стороне. Если подойти к нему с вопросом, то ответит вежливо и по сути, но вся его невербалка говорит, что для бОльшего общения он закрыт. Ну и никто особо не пытался узнать его поближе, потому что не ощущали, что с его стороны для этого "открыта дверь". Более того, год назад он перебрался на другой этаж, откуда почти не выходит, и люди вообще стали забывать, что он у нас работает и как его зовут. Тут у нас тренинг случился, где все делились трудностями на работе и вместе придумывали способы, как их преодолеть. Ко всеобщему изумлению, айтишник признался, что говорит мало, потому что до него никому нет дела, его никто не хочет слышать и никому не интересно, что ему есть сказать. Никто никогда в офисе не говорил, что им неинтересно с ним общаться, это говорила ему его травма. И вел он себя в согласии с ней. Ну, и в ответ получал поведение, которое как бы подтверждало, что да, никому он не интересен, хотя вызвано оно было не отсутствием интереса, а тем, что он всем своим видом показывал нежелание общаться.

Мне, как травматику, понятно желание сидеть принцессой в самом недоступном замке, потому что общение с миром оказалось очень болезненным. И ждать, когда меня найдут, потому что сама я не могу выбраться - замок охраняет страшный дракон под названием ТЫ НИКОМУ НЕ НУЖНА И НЕ ИНТЕРЕСНА. Победить дракона может только прекрасный рыцарь, который придет и убьет дракона, доказав мне своим поведением, что НУЖНА И ИНТЕРЕСНА. В реальности же люди видят: залезла принцесса на самую высокую елку на самый верхний этаж самого высокого замка и сидит там... значит, ей так надо, и она не хочет общаться. Идем дальше, значит. Более того, активно лезущие в замок оказываются чаще всего не принцами, а грабителями: а чо, сидит баба одна, кричать будет - ее никто не услышит, надо лезть. Кроме принцессы дракона не видит больше никто, потому что он существует только в ее памяти.

В такого рода ситуациях подход, о котором я пишу, может очень пригодиться. Включаем осознанность, отмечаем происходящее (мой травматик видит в том человеке маму, потому что тот человек часто ведет себя, как она), берем травмированную часть на ручки и идем поближе знакомиться с человеком и смотреть, какие еще у него есть стороны. Если стороны достаточно доброжелательные, то строим с ними отношения из своей не-травмированной части. И, может быть, сообщаем человеку, что вот есть такие-то сложности в коммуникациях, и надо бы совместно разобраться.

Например, айтишник мог бы начать выбираться из своего логова, заговаривать с людьми на кухне во время общих завтраков или обедов или просто вести беседы о погоде, когда чинит кому-то из офиса компьютер, и немного о себе рассказывать, смотреть на реакцию. На тренинге выяснилось, что у него очень интересная личная история, и он в свое время работал бок о бок с очень известными лидерами в области технических инноваций. Само собой, когда он этим поделился, окружающим захотелось узнать побольше и услышать, что у него есть сказать. Откуда им было знать, пока он сам об этом не сказал? А сказал он потому, что он выбрал поведение из не-травмированной части. И для его запуганного внутреннего травматика случилось "чудо" - внезапно люди реально захотели с ним общаться и послушать его истории.

Как я говорила выше, для этого подхода надо созреть, в том числе и ресурсно. Надо иметь навык брать своего внутреннего травматика на ручки. Надо иметь достаточно ресурса, чтобы рискнуть выйти из замка при отсутстии гарантий, что тебя всегда встретят доброжелательно. Но, я думаю, маленький шажок в виде осознания "я не весь травматик, а тот человек не весь моя кошмарная мама" - это уже большое дело, даже если за ним пока не последует никаких других действий.


Что у вас на этой неделе в терапии интересного происходило?
transurfer: (Default)
Над чем вы работали на этой неделе в своей терапии?
transurfer: (Default)
На этой неделе я смогла увидеть проблему непрожитых и отвергаемых чувств с неожиданного ракурса: такие чувства не только создают хронический широкомасштабный раздрай внутри, но и напрямую влияют на личные выборы и, соответственно, на судьбу. Схема получается примерно такая: от "мне запрещено/для меня опасно проживать и проявлять такие-то чувства" человек приходит к "мне запрещено/опасно жить счастливой жизнью". Надо будет написать об этом пост.

Что у вас на этой неделе происходило?
transurfer: (Default)
Я не раз говорила, что терапия - она не только для того, чтобы чинить сломанное, она еще и для того, чтобы развивать новые навыки или оттачивать уже имеющиеся.

Я сейчас решила взяться за поиск новой работы, и на сеансе мы вместе с тер читали мое резюме. Тер не разбирается в моей профессии, но ее обратная связь оказалась очень и очень полезной. Она отметила, где хромает стиль, где нестыковки, где информация не поддерживает мой профессиональный имидж и специализацию.

Несколько сеансов назад мы также практиковали интервью: она задавала вопросы, я отвечала, и она давала обратную связь о невербалке, о тоне голоса, и о том, насколько ответ соответствует вопросу и содержит нужные вещи типа активной позиции и фактов в поддержку того, каким специалистом я себя позиционирую.

В прошлом у меня был опыт работы с коучами, в том числе и в плане интервью, но все это не настолько полезно оказалось, как делать это с человеком, который меня реально знает и может дать не общие советы, а именно то, что подходит мне. Я уже не говорю о том, что практиковаться проходить интервью в безопасной и поддерживающей обстановке гораздо лучше, чем дома одной у зеркала - нервная система запоминает фоновое ощущение безопасности и устойчивости, и ассоциирует его с ответами на вопросы интервью, что потом на самом интервью очень помогает.

Что у вас происходило в терапии интересного на этой неделе?
transurfer: (Default)
Моя тема последних нескольких недель немного перекликается с последним постом в Делимся Опытом. Темой был выбор "сложить оружие" и отпустить желание победить в рамках деструктивных сценариев действуя по правилам травмы. Я очень долго не расставалась с идеей победить. Надежда на победу - это был мой самый мощный ресурс, который позволял вытаскивать себя из ям (куда я по вине травмы попадала) и ползти дальше (чаще всего это заканчивалось попаданием в новую яму, но и я до терапии смогла доползти только благодаря этой надежде).

Само решение я принимала довольно давно, и давалось оно мне очень тяжело. Когда ничего, кроме жизни внутри травмы не знаешь, то кажется, что уходя из травмы ты прощаешься не просто с каким-то образом жизни, а с жизнью вообще и со всеми своими главными надеждами.

К окончательному решению меня натолкнуло понимание, что пока ты хочешь победить, оставаясь внутри старых сценариев и действуя по правилам травмы, ад никогда не кончится. Он тебя найдет, и ты его найдешь - не в личной жизни, так на работе, не на работе, так в религиозной/благотворительной/духовной организации, не в организации, так с друзьями. И это жизнь в трех доступных режимах: или ты кидаешься в бой с призаками прошлого, спроецированными на текущее окружение, или ты зализываешь раны под плинтусом, или ты избегаешь боев и живешь как зомби, делая вещи, которые тебя не трогают, встречаясь с людьми, с которыми тебе ни жарко, ни холодно (холодно-жарко-холодно-жарко только с призраками), работаешь на работе, которая тебе до лампочки, и между тобой и миром - толстое стекло.

Мне раньше мечалось, что выход из травмы и ее сценариев похож на такое резкое выныривание на поверхность: то ты тонул и умирал в темноте, холоде и одиночестве, а то бац - воздух, солнце, веселый детский смех, счастливые лица и вокруг настоящий, долгожданный рай. В реальности оказалось, что путь от жизни в травме до той жизни, которую действительно хочешь прожить, начинается с долгого пути по темной пустыне безо всяких указательных знаков. Ты идешь и не знаешь, когда ты придешь в пункт назначения, как он будет выглядеть, и что тебя там ждет. Даже не знаешь, в правильном ли направлении ты идешь. И очень долго не происходит ровным счетом ничего, а, особенно, не появляются какие-то признаки, что все будет хорошо и что ты сделал правильный выбор для себя. Это весьма сложный этап, так как соблазн сбежать обратно в старое очень сильный. Нужно очень сильно устать от старого, чтобы не поддаться и продолжить свой путь.

Следующим открытием становится, что пункта назначения - жизни, которую ты хочешь - не существует в готовом виде. Ее надо еще надо построить, так что впереди - большой проект. И себя тоже для этой жизни нужно достраивать, нащупывая, кем ты в ней будешь, если от старых травматичных ролей ты отказался, а новые еще не создал.

Сейчас оглядываясь назад я вижу, что тер была права, когда говорила, что все, за что насмерть убиваешься внутри травмы, за пределами травмы не только доступно, но и доступно на разумных условиях. И еще много-много-много того, о чем даже мечтать не мог. Но я-сегодняшняя себя-в-прошлом убедить в этом бы не смогла - это надо собственными глазами увидеть.

Это такой путь, на котором рядом должен идти терапевт для опоры и поддержки. Так быстрее и легче.


Что у вас на этой неделе происходило интересного?
transurfer: (Default)
Что у вас в терапии на этой неделе было?
transurfer: (Default)
Помогаю сейчас человеку, который для меня воплощает очень токсичную фигуру из прошлого, найти психотерапевта. Потому, что терапированные люди с врагами не борятся, они помогают врагам дойти до терапии :)

Что у вас на этой неделе в терапии происходило?
transurfer: (Default)
Что у вас в терапии было интересного на этой неделе?
transurfer: (Default)
Над чем вы работали на этой неделе в терапии?
transurfer: (Default)
Одна из функций психотерапевта - это работать "зеркалом" для тех клиентов, чьи родители были слишком заняты (собой, депрессией, своим здоровьем), чтобы включаться во взаимодействие с ребенком и "отражать" его личность и потребности. Например, если родитель обращает внимание ребенка на его таланты и способности, ребенок учится знать, что это все у него есть, а если родитель остается глухим, то и таланты, и способности остаются непроявленными и живут как бы в небытие. Терапия во многом - это процесс "легализации" этих неприсвоенных характеристик человека.

Когда используется термин "неприсвоенное", то чаще всего это происходит в контексте чего-то неприсвоенного "негативного" типа агрессии, или боли, или какой-то субличности. Но неприсвоенными могут быть и - условно говоря - хорошие части личности, например, чувство юмора, оптимизм, рассудительность, компетентность, а также таланты и способности. И терапевт выполняющий функцию "зеркала" показывает клиенту не только то, что у него криво выросло или не так торчит, но и то, что растет хорошо и имеет потенциал расцвести и засиять, когда будет признано и "легализировано".

Был у вас такой опыт, что на терапии вы узнали о каких-то своих талантах или клевых особенностях, о которых даже не подозревали? Какие от этого были чувства? Удалось ли все найденное присвоить? Поделитесь :)

И расскажите, над чем вы работали на этой неделе.
transurfer: (Default)
Над чем вы работали в терапии на этой неделе?
transurfer: (Default)
Я осенью читала книгу Калшеда "Травма и душа", где он приводит примеры работы с клиентами, где основным инструментом исследования являются сны.

Кстати, очень рекомендую эту книгу топикстартеру как пример терапии, где сны - это главная тема каждого сеанса :)

В одной из историй с клиентом терапия не клеилась с самого начала, пока дело не зашло в такой тупик, что даже сам Калшед подумывал, не передать ли клиента другому специалисту. Причем, как терапевт он понимал, что клиент проигрывает с ним свою травму "я скучный, никому не интересный и не нужный", но исчерпал почти все доступные ему методы пробиться через эту защиту.

Калшед, если кто его читал, чувак весьма эмоциональный, влюбленный в свою работу и пребывающий в непереходящем восхищении и глубоком уважении к внутреннему пространству травматиков и мифологии этого мира. В итоге он решил просто озвучить проблему и честно признаться, что понятия не имеет, что делать и как работать, хотя и очень хочет своему клиенту помочь. Сеанс этот угрожал стать разрывом отношений, но произошло обратное - тупик и его признание стали катализатором очень плодотворной работы, сдвинув терапию с мертвой точки.

В среде, в которой я выросла, конфликт - это всегда был ужас-ужас и конец отношений, поэтому я привыкла избегать конфликтов любой ценой. А это означает - замалчивать, копить обиду, амортизировать самостоятельно причиненную боль, диссоциироваться от раненых частей себя и, таким образом, постепенно терять себя и свои границы в отношениях, лишь бы не конфликт, лишь бы не разрыв. В моей среде было обсуждать чувства, признавать их, брать за них ответственность, признавать причинение другому человеку боли было запрещено.

По этим законам я жила до тех пор, пока не начала получать на терапии обратный опыт: столкновение границ и открытое обсуждение тупиков - это не только не конец всему, это начало нового, более плодотворного, более доверительного периода. Моя тер говорит, что крепкие отношения держатся не на том, что само работает гладко, а на мостах, которые были построены участниками отношений после разрывов и их совместной починки.

Расскажите про свой опыт, когда у вас с терапевтом возник суровый конфликт, которые вы совместными усилиями проработали. Что вы могли бы из своего опыта рассказать тем, кто боится идти на конфликт с терапевтом?

И еще расскажите, кто над чем на этой неделе работал.

Profile

transurfer: (Default)
transurfer

May 2017

S M T W T F S
 1 23 4 5 6
78910 11 1213
14 1516 17 18 1920
2122 23 24 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios