transurfer: (Default)
Пишет Nata Antonovich:

Друг мой Lara Ivanova попросила меня пару слов рассказать о терапии, как человека с таким опытом. Я приостановила терапию свою больше месяца назад и теперь наконец то сформировала для себя важные точки, сигнальные флажки ее трудов в беге своей жизни:

1. Время - это волны. Со временем тебе начинает казаться, что терапия ничего не изменила. В какой то момент ты говоришь себе - если она изменила что-то, то толк есть, а если не изменилось ничего, тогда и смысл переживать о ней? И в этот момент ты понимаешь, что изменилось все. В тебе. Ты больше не требует от внешнего мира стать лучше, чем ты есть.

2. В твоей жизни будут появляться такие же люди, как и до нее. Сначала ты удивишься и расстроишься - ты то думал, что терапия это панацея от мудаков. Потом поймёшь что терапия нужна не как спрей от кровососов, а как лакмусовая бумажка, помогающая их выявлять. И это тоже будет результат.

3. Раньше ты хотел быть в любых отношениях, мучительных, нездоровых, изматывающих, но не мог. Теперь ты можешь быть в любых отношениях, понимая причины поступков, но не хочешь. В любом случае ты всегда выбираешь себя. До терапии я с сочувствием слушала про отношения, в которых нет страсти и страданий. Теперь я понимаю, что любовь - это не война.

4. Тебе не страшно в одиночестве. Тебе в кайф с самим собой. Ты полный. Ты целый. Тебе хорошо и в паре и одному, если партнёра нет рядом. Тебя не мучает нервозность или плохое настроение. Ты полноценен сам по себе, ты не половина себя. Это очень крутое ощущение.


5. Ты больше не ненавидишь. Бывших. Родителей. Васю Пупкина. Гнев весь вышел, как гной из фурункула. Родители просто люди. Все просто люди, а живёшь ты сегодня и немного планируешь завтра. Я люблю планировать, этого не отнять. Сегодня родители сказали, что знают про мой мотоцикл. Вместо истерики я просто сказала - продала. И улыбнулась. Да нет проблем.

6. Скорее минус чем плюс - я отошла от церковных заповедей. Я про прелюбодействуй. Я не собираюсь замуж. Совесть не мучает. Аминь. Очень много душевных страданий было положено на алтарь.

7. Ничего не трагедия кроме смерти. Собственной. Да и она не трагедия, а неизбежность. Но ничего не стоит того, чтобы ее приближать. Все поправимо и будет не важно через год.

8. Ну и напоследок. Главное. Когда ты понимаешь, что терапия ничего не меняет сама по себе. Ты сам меняешься процессе. Твой взгляд на жизнь. Иногда на 180 градусов, сильно и непоправимо.
Но так было надо. Жизнь всегда все ставит на места первым подвернувшимся под руку способом. И терапия это один из мягких.

Ну и спасибо моему терапевту Ольге Мамедовой за понимание и терпение.
Я стала спокойнее и терпимее к себе. Я стала слушать себя. Это факт.

Такая жизнь

Пысы. Когда я пришла в Костел, мне сказали - не думайте, что если вы станете католиками, вам посыпется манна небесная. Жить станет сложнее. Так и есть. Но я до этого дня как и не жила.
И после терапии жить стало сложнее, потому что себя больше не получается не услышать. Но это лучше. Такой вот парадокс.
transurfer: (Default)
Хороший пост, могу пописаться под всеми пунктами.

Пишет Андрей Юдин:

Где-то в интернете мне попадалась байка про профессора московского психфака, который первую лекцию для первокурсников начинал с предупреждения: "По мере продвижения в психологии все ваши существующие семьи и отношения развалятся, друзья отвалятся, а круг общения полностью поменяется".

Говорить об этом не очень принято, но мой многолетний опыт наблюдения за психологами и клиентами показывает, что это, в сущности, чистая правда. Я лично наблюдал все это десятки раз, в том числе и на своем примере. Чем больше у человека лет терапии, тем меньше его интересуют и устраивают формы общения, основанные на проекциях, переносах, пассивной агрессии и манипуляциях. И тем морально тяжелее ему строить отношения с людьми, которые к таким формам привыкли.

Итак, два слова о том, чего стоит ожидать человеку, который впервые пришел в долгосрочную психотерапию:

1. Первым приходит глубокое разочарование в том, на какой поверхностной невротической основе строились практически все дружеские и семейные отношения (и не только ваши). По мере перестройки жизни прошлое начнет вызывать чувство легкого ужаса, смешанного с неловкостью.

2. При первых же попытках заявить о своих потребностях и выстроить личные границы в семье, некоторые самые близкие люди будут приходить в бешенство: "ишь чо, какой умный стал!"

3. Попытки говорить с друзьями и близкими чуть более честно, без привычного бытового вранья приведут к тому, что они один за другим начнут отваливаться и пропадать с радаров. Самые ранимые смертельно обидятся, заблокируют вас и будут считать своим врагом.

4. Если вы в отношениях, и при этом ваш партнер никогда не был в терапии и отказывается в нее идти, с очень высокой вероятностью в течение 1-3 лет ваши отношения закончатся. И вам будет в несколько раз труднее найти нового партнера - вам все время будет что-то не нравиться.

5. С высокой вероятностью вы обнаружите, что всю жизнь занимались нелюбимым делом, и решите поменять профессию или как минимум место работы. От вашего привычного образа жизни не останется камня на камне.

6. Со временем ваша жизнь наполнится совсем другим содержанием и людьми, и вы станете намного более счастливы.

Если что - я вас предупреждал )
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ethel_h в post
Если ко мне приходят клиенты после неудачной или относительно неудачной терапии, то один из самых острых вопросов, что их обычно мучает - это "чьи тараканы"? Кто виноват в том, что все пошло наперекосяк? Это я такой тяжелый/нарушенный/инфантильный/не желающий выздоравливать клиент? Или это терапевт рядом со мной был непроработанный/нарциссичный/не подходящий лично мне?
И в первом случае клиент готов проваливаться в вину, а во втором - готов отрицать, что что разыгранное в терапии каким-либо образом отражает его проблемы.
Но, ИМХО, ответ на этот вопрос не имеет большого смысла.
Во-первых, сам клиент, если он выдерживает сеттинг - значит делает абсолютно все, что от него требуется в психодинамической терапии. Больше ничего не нужно и не возможно. Все прочие попытки быть взрослее/адекватнее или лучше, чем он есть на самом деле - скорее тормозят терапию, чем помогают ей. И если терапия не удалась, то вины клиента в этом нет и быть не может в принципе. Просто бывают иногда клиенты с очень сложными проблемами, которым объективно помочь очень не просто.
Ну а во-вторых, независимо от того, допускал ли терапевт грубые ошибки или нет; независимо от того, действительно ли клиент проницательно чувствовал, что с терапевтом, или же проецировал на него нечто имеющее слабое отношение к реальности - все равно в терапии разыгрывался актуальный конфликт клиента. Подобно тому, как не случайно мы находим себе партнеров в реальной жизни, так и терапевтов выбираем таким образом, что они встраиваются в наши проблемы, и, так или иначе, подыгрывают им.
Если случайным образом, клиента занесет к не очень профессиональному терапевту, который действительно никакого отношения к конфликту клиента собственными дырками не имеет, то клиент просто равнодушно пожмет плечами, развернется и уйдет. Если же человек в терапии остается и вовлекается эмоционально - значит терапевт каким-то образом стал в том числе и фигурой из внутреннего конфликта клиента.
И для работы после неудачной терапии ключевой становится именно реконструкция вот этого внутреннего конфликта. В котором терапевт вполне может быть тем еще исчадием ада. Здесь, ИМХО, необходимо разделить реальность, которую мы не знаем и не видели, и субъективность клиента. И не оспаривать право клиента рисовать своего прошлого терапевта сколь угодно черной краской, и не бояться, что это нарушает коллегиальность. Потому что речь все-таки не про реального человека, а про внутренний объект. И об этом и с клиентом стоит, мне кажется, именно в таких терминах говорить.
Хотя с другой стороны, как мне кажется, стоит признавать и то, что прошлый терапевт действительно мог совершать и совершал ошибки. Не забывая при этом добавить, что в нынешней терапии ошибок, в том числе и очень ранящих, тоже будет навалом. И, очень вероятно, они будут ровно такими же, как и те, что делал прошлый терапевт. И важно их осмыслять и замечать, и это самое главное.
И это с одной стороны - больно, но с другой, открывает возможности для осмысления и проработки травмы. И иначе, к сожалению, никак.

transurfer: (Default)
Тема про насыщение внутреннего голода.

Я:
- Какая-то засада получается: чтобы тебя "накормили", надо быть "сытым". От отчаянно "голодных" люди разбегаются, потому что их пугает размер этого "голода", который они без ущерба для себя удовлетворить не могут. В результате, в основном, "кормят" тех, кто уже "сытый": у кого достаточно внутреннего ресурса для построения взаимоотношений, в которые он со своей стороны может что-то привнести, кто открыт для общения, кто может о своих потребностях сообщать и чьи потребности для других людей посильны. У "голодных" всего этого нет, и взять особо негде, и даже если бы на него свалился товарняк "еды", он бы не смог ее нормально взять и усвоить - нужных "ферментов" нет. Если он вообще в состоянии распознать, что это "нормальная еда"... А то "голодных", в основном, на токсичный мусор больше тянет.

Тер:
- Вот для этого и существуют терапевты и терапия - помочь "ферменты" вырастить, помочь "пищу" находить и "накормить" до такого состояния, в котором человек может начать получать нужное от других людей и отдавать что-то взамен.
transurfer: (Default)
В Нью-Йорк Таймс опубликован рассказ мужчины-аутиста (англ.), который в 50 лет попробовал экспериментальное лечение, и смог впервые в жизни понимать эмоции других людей. В результате он потерял жену и друзей.

Всю жизнь мужчина фантазировал, как было бы прекрасно разбираться в том, что чувствуют другие люди. Но реальность оказалась далеко не такой радостной, как его фантазии: он смог чувствовать чужие страхи, беспокойство, зависть, и это его напугало. Он стал видеть негатив, с которым смотрели на него покупатели в его магазине, и стал замечать, что друзья, которых он считал веселыми, на самом деле не просто шутили, а смеялись над ним.

Жена его подала на развод через год после лечения мужа. Первой ее реакцией на лечение было "Я тебе больше не нужна". Жена его всю жизнь страдала депрессией, но он этого не понимал и не чувствовал - и это ее устраивало. Он принимал ее депрессию без вопросов, а она принимала его ровное, предсказуемое состояние, а также оказывала ему помощь в понимании чужих эмоций. И жену, и друзей мужчина устраивал таким, какой он был до лечения.

Мужчине потребовалось пять лет, чтобы наладить свою жизнь. Он женился во второй раз, выстроил отношения с сыном, которые сильно пострадали от неспособности друг друга понять, а также завел новых друзей.
__________________________________________________________

Очень напоминает эффект от терапии, только он не такой внезапный. А также история подтверждает: отношения, построенные на подпирании дефицитов друг друга, от оздоровления одного из участников разваливаются, потому что не содержат в себе других целей.

Еще порадовало, что появляются эффективные методы лечения аутизма (или, точнее - расстройств аутичного спектра).
transurfer: (Default)
Очень неплохой пост в тему стыда и способности его выдерживать. Ближе к концу немного путанно, но в целом - ппкс.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] ethel_h в Токсический стыд
Работа с токсическим стыдом нередко воспринимается терапевтами, как вкачивание поддержки и одобрения в бездонный колодец самопорицания и ощущения собственной плохости. Со смутной надеждой, что если достаточно долго отражать клиенту, что он не так уж плох, то когда-нибудь этот колодец все же заполнится водой адекватной самооценки.

Но при таком подходе сразу возникает путаница, и клиент с терапевтом оказываются в ловушке.

Read more... )

transurfer: (Default)
Это дополнение к посту "Почему так плохо, когда хорошо".

Человеку с непроработанной травмой очень важно помнить: когда мечты сбываются, хорошо от этого не становится. По крайней мере, по-началу. Сначала становится очень плохо, гораздо хуже, чем было до этого: очень больно, очень депрессивно и очень злобно (бывает, что все это одновременно), потому что наружу начинает выходить вся боль и обида, что долгие годы копилось внутри, когда было очень холодно, очень одиноко и очень страшно, и никого не было рядом для опоры и поддержки. Только после того, как эта волна из прошлого сможет завершить свой цикл - выйти, достичь пика, а потом исчерпать себя, - могут начать появляться радость и удовольствие от получения желаемого.

Нас об этом никто заранее не информирует. Нам в кино показывают, что при сбыче мечт люди прыгают от счастья и у них наступает полный хэпии энд, поэтому собственная бурная негативная реакция на исполнение долгожданной мечты приводит людей в замешательство и заставляет сомневаться в себе, усиливает стыд и ощущение "со мной что-то не так" "я слишком разрушен для счастья" и тп. У многих людей либо есть такой опыт, либо они как-то подсознательно чувствуют, что от сбычи мечт ничего хорошего не будет, поэтому со своей стороны делают все, чтобы они не сбывались. С одной стороны, изо всех сил стремятся к мечте, а с другой себе тайком ставят палки в колеса: выбирают не тех людей, не те обстоятельства, не то поведение, чтобы мечта реализовалась.

Но если она вдруг сбылась, и была мечтой об отношениях любви, безопасности, поддержке и опоре, то там уже и партнеру ни за что прилетает, потому что волна эта на него первого и выльется. Не только потому, что он рядом, но и потому, что именно его любовь раны разбередила.

Партнер, конечно, должен быть человеком чутким и способным на эмпатию и поддержку, но регулярно иметь дело с объемным и тяжелым материалом чужого прошлого - это слишком большая нагрузка на отношения. И тем более партнер, которого вы встретили уже во взрослой жизни и кто не имеет отношения к людям из вашего прошлого не должен оказаться в позиции, когда от него требуют выплат по долгам, сделанным другими людьми. Весь этот травматичный материал надо нести к специалисту и разбираться с ним в сопровождении чутокого и опытного профессионала. Обычные отношения не могут и не должны нести на себе этот груз.

Если мечтой была работа мечты или жизнь в каком-то определенном месте, то помимо злости может еще наступить и апатия в сопровождении внезапной внутренней пустоты, а дальше и чувства бессилия: куда теперь жить, если даже самая заветная мечта не радует?

Однако, что все это - нормальные для такой ситуации и в этом контексте чувства. И самое лучшее, что можно для себе сделать - это позаботиться о них заранее: добраться до специалиста и проработать их, чтоб уже к своей мечте прийти налегке и в полной готовности получать от нее удовольствие каждой клеткой тела.

Напомню, что проработать - означает не выкопать, откуда ноги растут и проанализировать, а прожить и прочувствовать в сопровождении эмпатичного, чуткого, обученного не разрушаться от чужой боли специалиста, который также обладает навыком просто быть рядом и психологически держать за руку, подставить плечо или разделить груз, когда он не по силам.
transurfer: (Default)
Твиты терапирующихся (англ.). Найдено у [livejournal.com profile] f3.

Понравился № 18: отправить человеку, с которым начал встречаться, веселую смску "Угадай, о ком я сегодня на сеансе говорила? :-*"

Больше всего понравился №5: "Чей-то терапевт знает о вас все".
Уверена, некоторые люди в моей текущей и прошлой жизни пришли бы в шок, если бы узнали, сколько я про них говорила на своих сеансах :)

Вопрос ко всем: для вас новость, что чей-то терапевт знает о вас все - это комплимент или повод для беспокойства?
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] natakholina в О "ранах нелюбви"
Джон Уэлвуд: «Чтобы любить по-настоящему, нужно излечить свои «раны нелюбви»
Автор: Анастасия Гостева

Read more... )

transurfer: (Default)
Эту радость хорошо поймут те, кто в терапии уже не первый год, и имеет полное представление, насколько это трудная работа - что-то новое в себе вырастить или даже просто дорастить что-то раннее до взрослого состояния:

Пришел с запросом "Помогите вырастить в себе [какую-то способность]!", провозиться с этим весь сеанс (а то и два), и потом обнаружить, что [способность] уже есть, и уже давно была, просто была завалена сверху ненужным барахлом. Такая радость и такое облегчение! С сеанса идешь пританцовывая: господи, какое же счастье, ничего растить не надо месяцам и годами, надо только имеющееся раскопать да вытащить!

У кого такое было? И что это была за фича/способность/навык?
transurfer: (Default)
Про разбитые терапией иллюзии я уже писала, теперь хочу поделиться открытиями, которые при первом столкновении с ними вызвали у меня глубокий шок. Из серии "знала бы, что придется с этим иметь дело - сто раз подумала бы, идти ли на терапию вообще". Хорошо, что приходят они только тогда, когда у тебя достаточно ресурса, чтобы их переварить, усвоить и откорректировать свое восприятие с их учетом.

Все нижеперечисленное - имхо, и основано на моем личном опыте.

1. Терапия не может изменить мир и других людей.

В результате терапии вы не проснетесь в каком-то новом, цельном, безопасном мире в окружении хороших и любящих людей. Также мама/папа/партнер/друзья тоже не изменятся. В ходе терапии вы научитесь, как находить в этом текущем мире безопасные островки и подходящих по духу людей (с учетом п.5) - это да. Но это не совсем то, на что была (или могла быть) надежда.

2. Терапия не может изменить и прошлое. То есть сделать так, чтобы мама пришла, полюбила и взяла на ручки там, в прошлом. И в настоящем тоже.

И из этого сразу вытекает следующий пункт.

3. Никакой компенсации за пережитые страдания, за покорные следования сценариям, за угробленные на завоевание и ожиданием любви мамы/папы годы не будет.

Грубо говоря, последствия насилия разгребает сам изнасилованный, и делает это целиком за свой счет (свое время, деньги и ресурсы), тогда как насильник чаще всего уходит безнаказанным.

Это полное отсутствие справедливости в мире для меня стало самым оглушительным открытием после п.1. Оглушительным, потому что внутренний ребенок до конца верит надо лишь постараться, поработать над собой, стать ещё лучше – и тогда он точно заметит, придёт, прижмёт к себе и никому не отдаст. Тот, кто предназначен напитать меня любовью и решить все мои проблемы. Я долго держалась, я почти не плакала и очень хорошо себя вела. Я заслужила. Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети. (с)

В "постараться" очень часто входит и вытерпеть годы насилия, ненадлежащего обращения, заброшенности - не только от родителей, но и от их и.о. в роли партнеров. В рамках все того же ожидания заслужить любовь таким образом.

На терапии - не сразу, а через пару-тройку лет, когда появляется достаточно ресурса для такого знания - постепенно приходишь к осознанию, что все эти усилия нигде не "засчитывались" и не складывались на счет, с которого в итоге получишь дивиденты. И никто не придет, не возьмет на ручки и не компенсирует все своей любовью.

Само собой, в ходе терапии люди обучаются себя слышать, о себе заботиться и выбирать в друзья и партнеры более надежных и любящих людей, чем фигуры из прошлого. Но само осознание, что годы (или даже десятки лет) были потрачены, можно сказать, впустую - а могли бы быть потрачены на гармоничные отношения и положительный опыт - может на какое-то время погрузить в депрессию. Я до сих пор работаю над тем, чтобы окончательно принять этот факт.
Тут горевать приходится довольно долго.

4. Работа над собой на 80% состоит из изучения себя и принятия себя таким, какой ты есть.

Многие - и я в том числе - приходят на терапию с надеждой, что смогут стать Терминатором без страха и упрека. Или каким-то еще персонажем, которым, как нам кажется, мы должны быть, чтобы нас любили/чтобы мы чувствовали себя безопасно. На деле это самая первая иллюзия, с которой придется расстаться, и начать работать с тем, что есть: доращивать, развивать, приводить в чувство. Причем, на выходе будет человек, которые в хорошем контакте со своими чувствами и потребностями, а также и страхами, и упреками :) Быть живым и настоящим - иногда очень больно, но вы научитесь от этой боли не разрушаться.

5. Количество людей, с которыми возможно взаимпонимание, будет уменьшаться в геометрической прогрессии относительно времени, проведенном в терапии.

По ходу терапии вам захочется искреннего, аутентичного общения без игр и манипуляций - такого, где возможна близость и подлинная встреча, а также где люди отличают свое от чужого и несут за свое ответственность. С учетом того, что способных на это людей где-то 3-5%, если не меньше, придется прикладывать серьезные усилия для их поиска. Реально серьезные - больше, чем для поиска очень хорошей работы за рубежом. На фоне этого вы по-старому, с домыслами, недосказанностью, играми, негласными договорами, неискренностью, неприсвоенной ответственностью вы уже не сможете. Скорее всего у вас по ходу терапии сменится и круг общения - старый отвалится, а новый будет формироваться с большим скрипом. Если вашего партнера вы встретили задолго до терапии и во время вашей терапии отношения не изменились, то партнер тоже отвалится (или, что наиболее вероятно, вы сами от него уйдете). Возможен довольно продолжительный период одиночества и чувства безнадежности от мыслей, что новых друзей и партнеров найти не получится.

Но, с другой стороны, у вас к тому моменту уже значительно снизится панический страх одиночества, который побуждал вас терпеть абсолютно все, лишь бы не оставаться одной. И вы будете знать, что с вами все будет в целом нормально, куда бы жизнь ни развернулась.

6. У нас, на самом деле, гораздо меньше контроля над происходящим в нашей жизни, чем хотелось бы.

Тяжелые болезни, увольнения, войны, потери, смери близких, отношение к нам других людей - все это за пределами нашего контроля, и это тоже одно из самых трудных открытий. Не спроста же эзотерическая идея о том, что мы как-то своими мыслями что-то притягиваем, имеет такую огромную популярность - это верование создает иллюзию контроля. Оно помогает заглушить ужас от осознания, что по-настоящему в наших руках - только управление своим отношением к событиям, но не сами события. Какое-то влияние своими словами или поступками мы, конечно, можем оказывать, но это будет только небольшая часть из того, что способствует развитию ситуации - есть и другие участники с их собственными хотелками, и еще множество факторов.

Какие у вас были открытия из серии "как в поддых"?
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] radulova в Психический
Каждый мужчина из их компании встретил собственное сорокапятилетие как приличный человек, согласно возрастному кризису. Один купил спортивную машину и на вопрос жены: «А детей куда посадим?» — недоуменно переспросил: «Кого?». Другой стал прикидываться тинейджером — пополнил гардероб кедами, футболками с задорными надписями и бейсболками, которые очень удачно прикрывали лысину. Третий раскошелился на шикарный мотоцикл, установил его на вечную стоянку во дворе дома, рядом с барбекюшницей, и, когда приезжали гости, выходил жарить шашлыки в мотоэкипировке: кожаная куртка, жилет, штаны и даже ремень с эмблемой Harley-Davidson.

Все герои, как и положено героям в последнем приступе молодости, прыгнули с парашютом, попытались приударить за студентками, рыпнулись насчет развода и немножко ушли в запой — недельки на две, не больше. Двое сменили работу. Один по примеру Берлускони подтянул веки в клинике пластической хирургии, отчего его левый глаз какое-то время не закрывался полностью во время сна: «Зато я подчиненных держу в тонусе, даже если дремлю за столом! Главное — левым боком к ним сидеть».



Итак, каждый спасался известными методами как мог. И только Никонов решил выпендриться-завел личного психолога. Такой дикости никто из пацанов не ожидал. «Мне нужно место, чтобы выговориться!» — объяснял им Никонов. «В нашем мире такое место называется сауна!» — возмущались товарищи.

Супруга тоже отказалась его понять и принять. «Эй, психический, иди ужинать!» — сообщала она ему по вечерам. А когда он тихо беседовал со своим доктором по телефону, вообще из себя выходила: «Короче, дорогой, все плохо, жизнь ужасна, конец у всех один, можешь повеситься, но хватит, черт побери, трепаться! Мне надо маме позвонить!»

Но чем больше над ним насмехались, тем активнее Никонов боролся за свою душевную экологию и личностный рост. Даже довел до слез new-байкера, когда сказал ему: «Толян, маленький мальчик внутри тебя сейчас вопит о помощи. И ты знаешь, что дорогая игрушка тут не поможет». В общем, странно Никонов себя вел, очень странно. Не по-русски как-то.



Напомнило:

- Зинка, наливай за нашу бабью долю!
- Ой, Машк, да что случилось-то?
- Муж у меня, скотина, голубой оказался, ыыыыыы!
- Да как же так? У вас же дети? Как ты узнала?
- Так он, морда такая, мне каждый вторник цветы приносит, и в койке живчик, чтоб ему, и у Сашки уроки проверяет, а к субботе - вечный дефолт, в воскресенье - литр, в понедельник - прямо не подходи. Вот ты бы что подумала?
- Машка, боюсь прямо сказать, но я бы мобилку проверила.
- Так я проверила, чо ж я, совсем дура, чтоль!
- И чо?
- А и то! Номер там. Посторонний. И история звонков - по вторникам! И СМСки еще, в них время написано! Я сына попросила в евойном инторнэте поискать, сын грил, что там все телефоны найти можно, какой-чей, бесовская машина. Сашка глянул, грит, психотерапевт Иванов, и с фоткой даже, вооот такая харя бородатая!

- Машк, ну и чо, не баба ж, чай?
- Зинка! Дура! Мужик! Псих! И терапевт! Терапевт - это у Сашки вон, когда соплями увешается, я его в полуклинику лечиться веду, там на двери написано - терапевт. А мой-то здоровенный бугай, в жизни не болел, зачем ему терапевт, и чем таким он его лечит?!
- ....
- Вот и я тоже подумала. Скотина гетра-сексуальная! Зин, наливай.

© [livejournal.com profile] sonce
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dyuhala в post
Про баланс в терапевтических отношениях тоже тема интересная.

Что всякий труд должен быть оплачен - это понятно, и то, что "рабочий инструмент" психолога штука довольно дорогая, легко убедиться, посмотрев сертификационные требования постдипломного образования (как минимум несколько лет терапии, обучения, и регулярная супервизия на семизначную цифру вполне тянут), ну и время - тоже деньги;
Это все штуки материальные, учету подлежат без особых проблем.

Но есть еще такая тема, как баланс в отношениях, баланс между "брать и давать", и кроме материальных составляющих хорошо еще понимать и про нематериальную сторону - кто, что, кому и зачем.

В жизни часто происходит так, что люди ищут друг в друге "хорошего родителя" для своей детской части; и чем более уязвима и ранена эта часть, тем сильнее она нуждается в том, кто будет заботиться, любить, оберегать не требуя ничего взамен (надежда на развитие и жизнь штука живучая, и это хорошо), но если такой человек и находится, то, как правило, это безусловное принятие обратной стороной имеет жажду такого же отношения взамен: я буду о тебе заботиться и делать все, что ты хочешь, чтобы и ты вел/вела себя так же, поддерживая мою игру, давая взамен все то, в чем нуждаюсь я (но кто в чем нуждается, и в какой форме оно может быть усвоено - речи, как правило, не заходит).

Правда, рано или поздно кто-то из пары все-таки не получает необходимого внимания в достаточной степени и конструкция так или иначе рушится.

Терапевтические отношения защищены тем, что терапевт оставляет своего "нуждающегося ребенка" дома (ну или по крайней мере может придерживать его у себя "на ручках" - те самые несколько лет терапии до начала практики для этого умения и нужны), и его внимание, вовлеченность не имеют под собой нужды в ответной заботе, любви и постоянном одобрении.

Поэтому эти отношения хоть и искусственно созданы, но в то же время имеют широкий спектр возможностей - можно и надежды всякие свои замечать, и привычные способы восприятия, и какие-то новые варианты пробовать, и злиться можно, и не удерживать какие-то пугающие темы (в рамках УК, конечно, но они тоже довольно широкие)) - и не нужно за это что-то изображать, заботиться, вкладывать... есть заранее оговоренная оплата - она уравновешивает.

Все этические положения насчет не иметь параллельных связей - как раз о том, чтобы терапевт не начинал за счет клиента заполнять какие-то свои нужды, хотеть чего-то для себя, потому что это неизбежно приведет к тому, что в каких-то сторонах контакта терапевт станет более заинтересован, а противоположные стороны будут уходить в тень - а это работает против клиента, - он получает рядом не взрослого человека, устойчивого и сохранного, а такого же ребенка, которого надо "кормить" за свой счет.

transurfer: (Default)
Для нашего инстинкта самосохранения естественно избегать боли и стремиться к удовольствию или хотя бы покою, поэтому люди до последнего предпочитают не работать с сильной внутренней болью (да и вообще с ней как-то соприкасаться). Соглашаются только тогда, когда уже деваться от нее некуда, и она застилает весь мир.

Я много в сети читаю о том, как нетерапированные люди описывают свои отношения с внутренними проблемами. Не раз читала, что столкнувшись со своей болью в каких-то обстоятельствах, люди выкарабкиваются, как могут, а потом всю жизнь держат пальцы скрещенными, чтобы не попасть туда еще раз. Хотя не всегда понимают, куда и почему они провалились, и как сделать, чтобы это не повторилось.

Есть ли хоть какие-то плюсы в том, чтобы активно со своей болью работать, исследовать ее и проживать ее (в сопровождении терапевта)? Есть!

Внутреннюю боль в себе обычно содержит часть личности, которая была отщеплена во время травмы и спрятана подальше. Психика отщепляет эту часть от себя вместе с болью, чтобы выжить и не развалиться. В результате в психике образуется что-то вроде кисты - оторванная, инкапсулированная область, которая практически никак не соприкасается и не взаимодействует с остальными частями. Там, как в тюрьме, и живет эта часть психики один на один со всей этой болью.

Очень и очень часто носитель такой кисты даже не подозревает о ее существовании. И если вдруг в ходе жизни в каких-то обстоятельствах эта часть дает о себе знать, человек переживает не только острейшую боль, но и глубокий шок: ЧТО ЭТО? ОТКУДА ЭТО?!

Так вот, работая с болью, человек постепенно, по кусочку возвращает себе оторванную часть личности. Вместе с ее талантами и способностями, а они могут быть очень весомыми. Например, художественный или литературный таланты, талант к ведению бизнеса или построению гармоничных отношений с людьми. Помимо талантов, оторванный кусок содержит в себе много неиспользованной энергии, что может быть весьма и весьма актуально для тех, кто чувствует хроническую усталость и измотанность. Если вернуть себе отщепленный кусок психики, открывается второе дыхание - не только сиюминутно, но и глобально, в отношении всей своей последующей жизни.

Важно при работе с болью соблюдать правила безопасности:

1) Никогда не делать это в одиночку, потому что случится ретравматизация и психика может запихать оторванную часть еще дальше, чтобы ней вообще не было доступа.

2) Не погружаться в боль целиком и с головой. Как говорит моя тер, одна нога должна всегда оставаться в заземленной реальности.

3) Контакт с болью и оторванной частью не означают, что надо в них переселиться и биться там в агонии. Нужный контакт похож на то, как хорошая, любящая мама берет на руки плачущего ребенка, не пытаясь заставить его замолчать. Она просто находится с ним рядом, согревает его и баюкает.

4) Ваша задача как владельца психики и куратора оторванной части дать этой части понять на уровне души и тела "Я тебя вижу и слышу. Я здесь с тобой. Я у тебя есть, я никуда не уйду и никогда тебя не брошу. Я могу выдержать твою боль без прерывания контакта с тобой". Оторванная часть должна четко почувствовать, что всякий раз, когда она хочет выйти на поверхность, вы там будете ее ждать, и не отвергнете и не прогоните.

5) Все вышеперечисленное надо делать постепенно, по маленькому кусочечку за сеанс. Тише едешь - дальше будешь. Чем медленнее и осознанее работаешь - тем лучше закрепляется положительный результат и тем меньше откатов.

6) Самое важное правило: сперва надо накопить ресурс и развить нужные для исследования качества (заземленность, осознанность, позицию Хорошего Родителя в отношении себя), и только потом, вооружившись всеми этими инструментами, отправляться на встречу с болью и ссыльной собой.

Чем опасно не работать с болью и забить на нее?

Психика человека всегда стремится вернуть себе цельность. Без осознанного и грамотного присмотра она будет это делать единственным известным ей способом: воспроизводить ситуации травмы в надежде, что это ее починит. В результате этого у человека остается только две опции:

1) Раз за разом попадать в отношения и ситуации, где кошмар повторяется, и раз за разом чувствовать полное бессилие выйти из этого порочного круга и изменить свою судьбу.

2) Жить избегающей жизнью: выбирать для себя путь наименьшего душевного вовлечения. Выбирать партнеров, которые не вызывают особых глубоких чувств. Общаться с теми, с кем отношения не идут дальше поверхностных. Работать на работе, от которой ни жарко, ни холодно. Не иметь хобби и инересов, которые увлекают и дают большое, глубокое удовлетворение и радость. Чувствовать хроническую скуку и серость жизни. Вобщем, запрещать себе все, что хоть как-то, хотя бы потенциально, может зацепить за больное.


Подытоживая: работать с болью страшно и трудно, но оно того стоит! Тысячу раз стоит.
transurfer: (Default)
Я сейчас в терапии продолжаю работать с ассертивностью - с развитием способности отстаивать свои границы, просить помощи, просить внимания, защищать свои границы, требовать уважения к ним. Дается мне это очень тяжело - я себя физически плохо чувствую после ситуаций, где надо было проявить ассертивность, даже если ситуация разрешилась в мою пользу, и никто меня не побил и не убил. Даже если меня за эту самую чертову ассертивность стали больше любить и уважать - все равно хочется забиться в угол и блевать там до тех пор, пока внутри ничего не останется.

Дается мне тяжело потому, что с раннего детства мне это качество методично отшибали: нельзя было перечить, нельзя было настаивать на своем, нельзя было требовать внимания к себе и своим нуждам. Надо было быть покорной, послушной, тихой, незаметной и ничего никогда не просить. Поскольку отшибали с очень раннего возраста, когда я даже физически была не выше колена отшибателям, то отшибли очень эффективно (так, что будучи уже старше их в том возрасте, меня выворачивает наизнанку и выносит в травму, когда надо защищать свои границы).

Потом эти же самые люди делали большие глаза, разводили руками, сокрушенно и в полном шоке качали головой и сетовали, почему это я выросла забитой тихоней, а не боевой бизнес-акулой, которая одной левой укладывает конкурентов, а одной правой укладывает мужиков в штабеля, чтобы взойти по их сломанным трупам на вершины финансового и профессионального успеха. При этом у них какая-то своя альтернативная память о прошлом:

- В детстве ты была такая боевая, а выросла... *разочарованный взмах рукой*
Той самой, которая меня по лицу била или выгоняла в шесть лет одну на улицу в незнакомом городе за то, что я посмела перечить.

- Я тебя бойкой воспитывала, а ты-ы-ы... *горько поджатые губы*
Те самые, которые мне говорили "Молчи, а то хуже будет!"

Очень перекликается с вот этой статьей:

Люди удивляются, почему женщина не «сопротивлялась» во время изнасилования. Однако они не удивляются, когда женщина отказывается спорить. Они не удивляются, когда ее перебивают. Они не удивляются, когда она специально говорит более тихим и бесстрастным голосом. Они не удивляются, когда женщины подают явные сигналы, что им неинтересен разговор, или что им неприятна чужая физическая близость, но их желания игнорируют. Никого не удивляют повседневные социальные ситуации, в которых женщины ведут себя тихо, в которых их игнорируют, воспринимают как невидимок, потому что такие социальные ситуации считаются нормой. Они кажутся нормой женщинам, они кажутся нормой мужчинам, потому что мы все выросли в одной и той же культурной песочнице, пили одну и ту же микстуру.

И вдруг ни с того ни с сего, когда женщин насилуют, все эти естественные и невидимые виды социального поведения используются как доказательства того, что на самом деле женщину не насиловали. Потому что она не дралась, не кричала громко, не бежала, не лягалась, не ударила кулаком. Она впустила его в свою комнату, хотя было понятно, что он хочет. Она флиртовала с ним, она целовалась с ним. Спустя какое-то время она перестала говорить «нет».

Эти правила социального поведения, которые прививают женщинам, - это не просто масло для колес патриархата. Женщинам внушают, что подчинение этим правилам – это их защита, и что за нарушение этих правил их ждет наказание.

Это чертовски грубое пробуждение от иллюзий, когда женщину насилуют, и она следует правилам, которым ее учили следовать всю ее жизнь – она не отказывается разговаривать, не отказывается флиртовать, не уходит прочь, игнорируя его, не бьет, не кричит, не дерется, не повышает голоса, не отрицает, что ей понравилось целоваться – и оказывается, что теперь ее обвинят в изнасиловании. Она следовала правилам. Тем самым правилам, которые, предположительно, должны были защитить ее от изнасилования. Тем самым правилам, несоблюдение которых делает ее «законной мишенью» для вербального и физического насилия.

Предполагалось, что наказание полагается за нарушение этих правил, а не за их соблюдение.Потому что каждый раз, когда она говорила тихим голосом, отказывалась от собственных границ, не отстранялась, позволяла игнорировать собственные потребности, она получала положительное подкрепление общества. А теперь ей заявляют, что она все сделала неправильно, что это был исключительный случай, когда все надо было делать наоборот, и она должна была об этом знать, ага.

Если вы хоть раз наблюдали гендеризированное социальное поведение женщин, - видели, как женщина затравленно принимает неприятное ей внимание; как говорящую женщину перебивают; как женщина упорно отрицает, что ее расстроило публичное оскорбление; как женщину лапают из-за того, что на ней надето; как женщина отказывается спорить – и ничего не сказали и не сделали, то у вас нет никакого права задавать вопрос: «Почему она не сопротивлялась?»


Она не сопротивлялась, потому что вы сказали ей этого не делать. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Вы сказали ей, что это нормально, необходимо и правильно.


Не знаю, кто автор, нашла ее вот тут.
transurfer: (Default)
Приходит человек на терапию. Год работает, другой. Разбирается с первоначальным запросом, намечает следущие шаги. Проблемы, которые раньше казались неразрешимыми, становятся проще и понятнее, потому что для каждой находится решение - пусть не всегда легкое, но осуществимое и по силам. Начинает казаться, что со всем основным уже разобрался, все нужное понял и изучил - и тут бац!... Внутри внезапно обнаруживается нечто, вызывающее такой ужас и бессилие, что руки опускаются и испаряется всякая надежда на исцеление.

У кого-то это похоже на бездонную пропасть, которую не пересечь и дна в которой не найти. У кого-то это бескрайнее море печали, которое, кажется, за всю жизнь ни вычерпать, ни переплыть и ни осушить. У кого-то это океан темной, жирной субстанции, похожей на нефть, разгрести и вычистить которую никакой человеческой жизни не хватит.

Не всегда известны причины появления этой внутренней субстанции. Я думаю, что море - это невыплаканные в детстве слезы, когда нельзя было ни грустить, ни плакать, потому что ни поддержки, ни сочувствия не получишь, а то еще и огребешь за сопли. Пропасть - это одиночество и "меня нет", которые пришлось пережить без возможности даже поделиться с кем-то своим ужасом. Нефть - это токсичный стыд, в котором тонул много-много раз, и никто не протянул руку. Они кажутся ошеломляюще бескрайними, потому что все это проживал маленький ребенок, у которого почти нет взрослых ресурсов справиться с такими состояниями. Для маленького ребенка несколько часов тотального одиночества и беспомощности равны пяти-десяти годам полного одиночества и полной беспомощности взрослого человека.

Я пока не знаю, можно ли ликвидировать эти моря и пропасти и нужно ли. Основная задача все равно не в этом.

Основная задача - это научиться находиться рядом с этими внутренними явлениями и не разрушаться от них. Подойти к морю или пропасти на безопасное расстояние, сесть и просто наблюдать. Дышать. Просто сидеть и ничего не делать. Не пытаться вычерпать или вычистить. Не пытаться убежать. Не пытаться развидеть. Не пытаться судорожно искать решения. Просто быть вблизи. Делать вдох, потом выдох, снова вдох и снова выдох.

Постепенно вместо ужаса и паники придут другие чувства. Это может быть покой от осознания, что как ни бескрайне это море и как ни безонна эта пропасть, они нас не разрушают. Или это будет сочувствие к ребенку, которому в одиночку пришлось пережить то, что не каждому взрослому по силам. Также это может быть осознание ценности своей жизни и желание более бережно к себе относиться.

Важно помнить, что самое страшное уже позади (к счастью или к сожалению) - самое трудное и невыносимое уже пройдено тогда, в детстве. Сейчас уже есть силы, ресурсы, возможность опереться как минимум на одного человека (своего терапевта), доступ к знаниям и поддержке, понимание того, что жизнь не ограничивается и не заканчивается родительским домом и его правилами. Поэтому сейчас уже можно не убегать, а можно сделать первый шаг к своему внутреннему морю печали, сесть на берегу и просто посидеть в тишине.
transurfer: (Default)
Делюсь рассказом о моем самом первом (плохом) опыте терапии. Записи эти лежали под замком пять лет, но поскольку участились комментарии от людей, которым попадалась практически точная копия моего первого "специалиста", я решила выложить записи в открытый доступ. Само собой, все имена вымышлены и все совпадения случайны.

Что полезного можно найти в рассказе:

- Почему нельзя выбирать терапевта методом тыка пальцем в небо
- Почему очень важно знать, на что похожа грамотная терапия и грамотный терапевт прежде, чем браться за поиски
- Почему абсолютно необходимо, чтобы терапевт был проработан, а также ходил на супервизию (подсказка - чтобы его тараканы не стали вашими, в дополнение к тем, что у вас уже есть)
- Как выглядит типичный (судя по опыту и других людей) образец психиатра перебравшегося в более денежную область психотерапии
- Когда клиенту приспичло починиться, его даже плохая терапия не остановит Даже в результате плохой терапии с плохим терапевтом могут случиться положительные изменения. Однако, ценой того, что параллельно будет сломано или доломано все близлежащее к запросу, с которым клиент пришел.

Посты я старалась писать максимально взвешенно и нейтрально, потому что на тот момент пыталась отделить зерна от плевел. На данный момент отношение у меня однозначное: терапия такой быть не должна, а таких "специалистов" надо гнать из профессии ссаными тряпками.

Моя психотерапия: первый опыт:

Выбор терапевта
Начало
Первые изменения
Рисунки и панические атаки
Психотерапевт уезжает в отпуск. Домашнее задание
Домашнее задание (продолжение)
Домашнее задание (завершение)
Возвращение психотерапевта из отпуска
НЛП и Эротический Трансфер
Был трансфер, да весь вышел
Завершение
Послесловие
transurfer: (Default)
Сегодня слышала про небольшое исследование о людях, принимающих антидепрессанты. Оказалось, что им не свойственно переживать типичные для влюбленных состояния эмоциональных американских горок с приливами счастья, оптимизма, а также резкими падениями в печаль. Причина в том, что антидепрессанты регулируют эмоциональный фон как раз так, чтобы этих пиковых переживаний не случалось, и чтобы человек оставался в эмоционально ровной зоне. То есть, отсекая возможность провалиться глубоко в депрессию, АД также не позволяют вознестись на высокие эмоциональные пики.

Ссылки на исследование у меня нет, и сколько людей участвовало, как долго и какие именно АД имелись ввиду, я не в курсе.

Но подумалось в связи с этим всем, что, если в жизни есть один навык, который реально стоит того, чтобы инвестировать в его развитие, то это навык саморегуляции. Для ранних травматиков и детей родителей, которые не умели саморегулироваться, это один из важнейших жизненных навыков: уметь вывести себя из пиковых переживаний и вернуть себя в оптимальную "зону", где радость без вылета в психоз и печаль без падения на дно депрессии. При таком навыке периодиеские вылеты из зоны - дело временное и поддающееся быстрой немедикаментозной коррекции.

Ранний травматик обычно где-то на верхних слоях депрессии проживает, то и дело вылетая высоко вверх в панику, и иногда в бешеную радость. Но поскольку там наверху долго не продержишься, а ничего посередине нету, травматик с высоты ласточкой падает в нижние слои депресии. И через какое-то время всыплывает в верхние ее слои. И хотел бы, но никак не может повлиять на свое состояние.

Кстати, в этом одна из причин, по которой людям в депрессии не принимающим АД, часто свойственно сильно и трагично влюбляться на ровном месте в самый неподходящий, казалось бы, жизненный момент. Это, на самом деле, психика травматика пытается саморегулироваться единственными известными ей способами, т.е. ищет таких переживаний, которые выведут ее из хронического эмоционального дауна. И таким способом как раз для нее может быть душераздирающая влюбленность, которая подкинет нужных гормонов в организм и выведет его временно из заторможенности. Но цена за такой способ и его последствия такая высокая, что лучше учиться саморегуляции, ей-богу :)
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dyuhala в клиент-терапевтические отношения

Давно порываюсь написать о клиент-терапевтических отношениях.

Правда ли, что возникают какие-то отношения внутри терапии, которая, в общем-то, искусственно созданный конструкт? Каким образом и какой своей составляющей в них участвует терапевт? Насколько формально, а насколько – по-человечески? Какая в них диагностическая и терапевтическая ценность?

Про искусственность ситуации я как-то размышляла, и пришла к удивительному выводу, что отношения в терапии одни из немногих, которые случаются благодаря собственному разумному выбору:
где и у кого мы рождаемся – лотерея, дружбы и любови часто тоже происходят не в результате сколько-нибудь сознательного выбора, а «сами собой», по воле случая и попадания второй стороны в наши чувствительные точки.

А тут – ситуация специально моделируется для того, чтобы посмотреть: чего я хочу, как себя веду, что мне нужно, как другой человек меня воспринимает.

Искусственность присутствует, но границы и договоренности нужны для создания безопасности и доверия, внутри этих рамок – время, место и внимание только для клиента.

Это первый терапевтический момент – знать, что есть место, в которое можно принести себя со всеми своими радостями и печалями, что оно не исчезнет и не рассыплется, чтобы там ни было.

А что же терапевт?

Как, на каких уровнях он включен в общение? только ли это сбор и обработка информации или существуют его собственные чувства в ответ на историю/присутствие клиента? нужны ли они, кому и для чего?

Read more... )


transurfer: (Default)
Это дополнение к посту о том, что происходит с психикой в случае детской травмы и как обрести цельность. Плакса, как можно догадаться, это Раненое Я, а Злюка - это Критикующее.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] nathalyru в Травматик отличается от не травматика внутренним диалогом
У не травматика внутренний диалог позитивен, полон уважения и любви к самому себе, поддерживает и настраивает на успех. Часто внутренний диалог не травматика вообще не ощущается явно, а идет бессознательным фоном радости и спокойной уверенности. В трудные моменты диалог становится более определенным, но и тогда он целостен, в нем, по сути только два голоса: требующий поддержки и основной – полный сострадания, мудрости, спокойной радости и любви.

Внутренний диалог травматика, по сути, даже не является диалогом: это плач, крики, стоны и полные сарказма и иногда издевки перебранки двух страдающих детей, условно говоря, Плаксы и Злюки. При этом есть еще и та третья часть – полная сострадания, мудрости, спокойной радости и любви, но она, даже если она и говорит – а говорит она, как правило, тихо, - в этой беседе практически никогда не слышна, потому что Плакса и Злюка все забивают своими слезами и сарказмом.

При этом, разумеется, никто никого не слушает: у Плаксы свои задачи, у Злюки – свои, Злюка, как правило, выигрывает, а Плакса подчиняется, но ни тот, ни другой не ведут себя по-взрослому, а просто приспособились выживать. Точнее, Злюка знает, как выживать, а Плакса вынужден следовать, потому что только Злюка и знает хоть какой-то способ существовать в этом «жестоком» мире, а Плакса и подавно не представляет, как ему быть без Злюки. Разумеется, оба глобально несчастны, потому что ни один не получает того, что на самом деле хочет, - любви, радости, спокойного счастья.

Поэтому самое главное в процессе излечения травматика – осознание этого хаоса и начало диалога, - такого, в котором слышна третья, мудрая сторона, назвем ее просто - Любовь.

Profile

transurfer: (Default)
transurfer

May 2017

S M T W T F S
 1 23 4 5 6
78910 11 1213
14 1516 17 18 1920
2122 23 24 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:22 am
Powered by Dreamwidth Studios