transurfer: (Default)
Читательница поделилась своим хорошим опытом:

Мне очень откликнулись темы про субличности.
Видимо это моё моё.
Спасибо!

Миядзаковские паучки (это обнаруженные внутренние осколки души - прим. Трансерфера) трансформировались в сопливых никому не нужных, но очень важных и нужных для меня, малышей.

Вначале я их ощущала как армию голодных замёрзших младенцев от 0 до 3х лет, сидящих на всех ступеньках винтовой холодной лестницы внутри маяка посреди океана в котором всегда только буря :( Временами меня штырило не по детски и я ревела даже на работе ( стыдно а что делать.
Сейчас научилась реветь в специально отведённое время во время медитаций под оделам. Правда всё равно накрывает временами где попало.

Последние три дня летаю, дети наконец то с маяка пересилились ко мне на ручки! Их много. Очень :)
Я это ощущаю как кенгуру у которого полный крман малышей, а самая "наглая" девочка у меня временами посиживает на плече.

Отмачивая смешные комментария на счёт событий и людей.
С ней весело и классно, у неё хорошо развито критическое мышление.

Вместе с этим расцвела моя интровертность. Мне хорошо в одиночестве с моими внутренними детьми.

Были посланы и забанены все токсичные люди из близкого окружения. Окружение всерьёз решило что я сошла с ума.

Неожиданность - я всю жизнь считающая себя творческим человеком (рисую с 3х лет и по профессии дизайнер)
балдею сейчас на работе в должности помощника бугхалтера !

Самое что пугает, я сколько себя помню хотела карьеру стремилась к успеху...
а сейчас это всё кажется не моё ! я хочу тишины и покоя.
Очень рада что дети почти выросли - их постоянные "угрозы" переехать жить отдельно, я воспринимаю с дикой радостью, хотя стараюсь этого не показывать.

Вот не знаю моё состояние это хорошо или плохо.
Но мне почему то в таком вот состоянии хорошо как никогда.




Очень часто при работе по узнаванию себя и присвоению себе отвергнутых частей психики, человек может обнаружить, что он настоящий - прямая противоположность тому образу себя, к которому он привык в результате травмы. Экстраверты обнаруживают, что на самом деле они интроверты. И наоборот, что случается реже. Прежние устремления и идеи-фикс перестают интересовать.

Разницу между тем, что для тебя настоящее и что наносное, хорошо описал процитированный автор: когда что-то реально "твое", оно доставляет большое, глубокое удовольствие, независимо от оценки окружающих. Чужое и "не свое" обычно дает кратковременную, поверхностную радость от снятия напряжения, типа "Вот я получила третье образование, и теперь мама, меня, наверное, наконец-то полюбит" или "ну вот, теперь я буду считаться обществом образованным человеком, а не каким-то изгоем", а в душе от этого достижения только тоска и усталость.

И отдельная, мало с чем сравнимая радость бывает, когда ты присоединяешь к себе свое, которое было когда-то оторвано. Это очень личная, часто очень тихая, но глубокая такая, висцеральная радость и удовольствие, которое нигде больше не получить. Когда его чувствуешь, то понимаешь - все, что пришлось пережить, понять и принять ради интеграции, оно того стоило!
transurfer: (Default)
Текст отсюда

На днях поймала себя на участии в совершенно идиотской ситуации: при попытках заставить маму начать рявкать на брата потому что когда-то она рявкала на меня, высказывая примерно то же самое. То есть, я четко ощущала, что это рявканье - неправильно, и обидно, и вообще, но при этом активно попыталась исправить более мягкий и правильный вариант ситуации на жесткий и неадекватный, мотивируя это возмущенным "Ну мне же ты в свое время!..".

Поймала - и обалдела.

То есть - пусть тебе будет плохо, потому что мне тоже было плохо. Психология дедовщины и высказываний типа "А вот в наше время стирали руками!", причем, я на себе ощутила, какую абсолютно неадекватную злость оно с собой приносит. Подозреваю, что все дело тут в непережитом ощущении несправедливости происходящего и общего возмущения "не смей со мной так обращаться". А триггером послужила новая порция "несправедливости" - в этот раз уже именно в кавычках - почему это, мол, тебе будет хорошо, и ты не получишь по шее, когда я получал? Непорядок!

Круговорот насилия в природе как он есть, и я себя на этом поймала и меня прямо передернуло, потому что я обнаружила, что сама поддерживаю на прежнем уровне то, от чего хотела бы избавиться, и что хотела бы свести на нет. Но вообще, тут важно помнить три ключевых момента:

- во-первых, насилие всегда должно уменьшаться, и из двух вариантов всегда следует выбирать тот, в котором его потенциально будет меньше;
- во-вторых, не все должны получать по шее, и если получил лично ты - не значит, что стоит сравнивать себя с окружающими именно по этому признаку. Это было несчастье, грубо говоря, а не всеобщее правило. Лучше стараться помнить, что теперь ты уже не получаешь, и тебе стоит вести себя соответствующим образом.
- в-третьих, окружающие не виноваты, что ты получил по шее, и не должны получать сами, только чтобы тебе было не обидно. Иначе это какое-то общество зазря битых людей получается, в котором каждый ревниво следит, чтобы другому не досталось меньше, чем ему.

Серьезно, это повторяется как мантра каждый раз, как я ловлю себя на том, что начинаю возмущаться: "А почему ты ему говоришь нормально, а на меня орала?". Да, мне не повезло. Он в этом не виноват, он не должен получать, чтобы не обидно было мне, и чем более здоровая психика у него будет без всего этого - тем лучше. И, может быть, меньше вероятность, что он будет истошно орать на собственных детей.

По правде говоря, когда ловишь себя на таких наклонностях, становится жутковато. Но лучше уж ловить, чем раскручивать всю эту карусель дальше, я так считаю.



От меня:

Мне кажется, каждый взрослый осознанный человек должен принять это твердое решение в своей жизни - остановить трансгенерационную травму насилия и не передавать ее собой дальше (своим детям).
transurfer: (Default)
Для тех, кто меня давно читает, в тексте ниже не будет ничего нового, но все равно полезно эту информацию периодически перечитывать.
С оговоркой, что не у всех травматиков наблюдаются описанные ниже методы справляться с травмой - например, чрезмерное отслеживание поведения окружающих. Я встречала и противоположный способ - развитие в себе глухоты к их поведению, из-за чего потом во взрослом возрасте бывают трудности с чтением невербалки и других социальных "сигналов".

Автор: Екатерина Бойдек

Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа.

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с «материнскими» обязанностями.

Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить. Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара.

Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. «Если я сделаю так, то мама не будет ругаться». «Если я сделаю этак, папа придет трезвый».

Это иллюзорный контроль над другими, с одной стороны, очень важен, потому что позволяет детской психике не разрушиться окончательно. Вера в то, что он хоть как-то может контролировать поведение родителей, помогает справляться с отчаянием и беспомощностью. Когда безысходность от того, что происходит в семье, «накрывает» с головой, способом помочь себе часто является надежда «я смогу повлиять на родителей и переделать их».

И спасибо этим защитам, что помогли выжить в детстве. Но цена, которую платит человек, очень высока.

Во-первых, происходит некоторое «расщепление» психики. Одна часть, в которой и собраны все детские переживания беспомощности, зависимости, тревоги, отчаяния, «замораживается», зато гипертрофированно вырастает другая часть: псевдо-взрослая, контролирующая, ответственная за весь мир. Но поскольку невозможно заморозить одни чувства, не заморозив другие, страдает вся «детская», чувствующая часть. Такие люди часто выглядят «очень взрослыми» или выглядят как-будто застывшими, с какой-то маской на лице. Не редко, кстати, это маска «позитива».

Во-вторых, энергия, которой в детстве положено уходить собственно на детство, на познание себя и мира, оказывается направленной на тревожное познание-сканирование других. И про себя и реальный мир человек знает очень мало, его глубинные убеждения остаются теми же, что и в детстве. Внутри так и остается та, детская картина себя и мира: «Мир непредсказуем и небезопасен, а я в нем зависим и беспомощен».

В-третьих, поскольку ребенок не знает, что ему не по силам переделать родителей, что это невозможная задача – стать родителем своим родителям, он будет «неудачу» в переделывании принимать на свой счет: «я не справился, дело во мне». И вырастает он с ощущением, что он недостаточно хорош, что он мало старался, что он не справляется. Он будет стараться снова и снова, убегая от отчаяния и безвыходности. И снова сталкиваться с тем, что не справляется. От этого много вины и усталости.

В-четвертых, поскольку человек и так столкнулся с чрезмерной непредсказуемостью в детстве, он не может вынести ее еще больше. Поэтому он будет выбирать то, что ему привычно. Привычное, даже если оно ужасно, менее страшно, чем неизвестное. И выбирать такой человек будет (бессознательно, конечно), то, к чему он привык в родительской семье. Этим объясняется то, почему дети алкоголиков часто попадают в супружеские отношения с зависимыми людьми. Более здоровые отношения будут человеку неизвестны, тем и опасны.

В-пятых, ему очень тяжело будет избавиться от чрезмерного внимания к другим людям и чрезмерного контроля. Это то, чему он научился очень хорошо в детстве. И это будет мешать ему в отношениях ощущать себя, заботиться о своих потребностях. И будет мешать другим людям в отношениях с ним: либо они будут инфантилизироваться, переложат всю ответственность за себя на контролирующую «маму», либо чувствовать много злости и уходить из таких отношений.

Последствия чрезмерно раннего взросления и взятия на себя непосильной ответственности за исправление родителей можно перечислять еще долго. Одно понятно – жить с ними тяжело, очень много усталости.

Психотерапия с такими людьми – процесс долгий. Много времени может потребоваться, чтобы человек осознал, что пытаясь контролировать другого, он убегает от собственных непереносимых чувств. Далеко не сразу человек может почувствовать себя в достаточно безопасной обстановке, чтобы вернуться к тем, «замороженным» чувствам отчаяния, тревоги, безвыходности. Вернуться, чтобы, наконец, оплакать невозможность что-то изменить, с чем-то справиться. Оплакать, чтобы принять: «я не могу контролировать родителей, я не могу контролировать мир. Это не моя ответственность. Это непосильная задача». Принять это для того, чтобы выделить, наконец, свое место в отношениях и свою ответственность: за себя и свою жизнь. Чтобы начать жить свою жизнь, прислушиваясь к своим желаниям, к своим чувствам. Жить в непредсказуемом мире и выдерживать непредсказуемость. И быть может даже начать ей радоваться и удивляться.
transurfer: (Default)
Тема про насыщение внутреннего голода.

Я:
- Какая-то засада получается: чтобы тебя "накормили", надо быть "сытым". От отчаянно "голодных" люди разбегаются, потому что их пугает размер этого "голода", который они без ущерба для себя удовлетворить не могут. В результате, в основном, "кормят" тех, кто уже "сытый": у кого достаточно внутреннего ресурса для построения взаимоотношений, в которые он со своей стороны может что-то привнести, кто открыт для общения, кто может о своих потребностях сообщать и чьи потребности для других людей посильны. У "голодных" всего этого нет, и взять особо негде, и даже если бы на него свалился товарняк "еды", он бы не смог ее нормально взять и усвоить - нужных "ферментов" нет. Если он вообще в состоянии распознать, что это "нормальная еда"... А то "голодных", в основном, на токсичный мусор больше тянет.

Тер:
- Вот для этого и существуют терапевты и терапия - помочь "ферменты" вырастить, помочь "пищу" находить и "накормить" до такого состояния, в котором человек может начать получать нужное от других людей и отдавать что-то взамен.
transurfer: (Default)
Тем, кто в терапии не первый год, наверняка знакомо то ощущение, как у оленя из того анекдота "Что-то я пью и пью, а мне все хуже и хуже". Кажется, вроде бы, и терапевт отличный, и доверие с безопасностью с ней есть, и столько всего проработано, и столько новых навыков, полезных привычек, новых способов реагирования освоено, и в жизни значительные перемены случились - а внутренние ужасы все не прекращаются. И похожи на Змея Горыныча: отрубила ему одну голову - вместо нее вырастают три, перерубила все головы - внезапно вылезает новая, более мощная, крупная и хтоническая версия чудовища.

Начинаешь в себе сильно сомневаться: может, по мне уже большая психиатрия плачет? Что со мной не так?

На самом деле, все нормально: по мере того, как возрастают способности справляться и прорабатывать, открываются новые, более глубокие пласты травмы. И ядро травмы вскрывается, когда терапирующийся находится пике свого внуреннего развития и в самой гармоничной, безопасной точке отношений со своим терапевтом. Отсюда и возникает ощущение дикого сюра: все же хорошо, откуда ж этот мрак все лезет и лезет?!

Можно сказать, что по мере своей внутреннего развития и укрепления человек становится все более устойчивым, заботливым и любящим родителем своему внутреннему ребенку. Внутренний ребенок, в свою очередь, начинает все больше доверять этой внутренней родительской фигуре, и может ей открыться и показать свои самые глубокие раны, не боясь, что его отвергнут или утопят в стыде.

Эта внутренняя динамика во многом напоминает ситуацию, когда травматика пытается кто-то отогреть. К глубокому шоку отогревающего, как только траматик после долгих лет внутреннего голода и холода оказывается в тепле и заботе, из него начинает фонтанировать все, что он годами подавлял и от чего диссоциировался ради выживания: злость, боль, обида. И достается в первую очередь отогревающему. И чем лучше травматика отогрели, тем красочнее будет этот фонтан. Многие травматики почуяв в себе такое дело от отогревающего делают ноги - от стыда, испуга и из желания не причинять вред невинному человеку. С чисто человеческой точки зрения, это достойный выбор, но с точки зрения внутреннего здоровья - лучше бы, чтоб все оно вышло, откричалось, отплаклось, отлупилось кулаками и освободило внутреннее пространство для любви и тепла.

Хороший, грамотный, обученный работе с травмой психотерапевт это единственный человек, об кого отреагировать такой фонтан - это правильно, безопасно, экологично и полезно для внутреннего здоровья.

Возвращаясь к теме поста, ощущение, что травма не исчерпывается, а становится все страшнее и глубже - это хороший признак (при условии, что вы работаете с грамотным специалистом, к которому чувствуете доверие). Это значит, вы растете, становитесь сильнее и способнее. Если вы увидели дно своего внутреннего ада, самый его последний круг, от одного вида которого ужас продирает до костей - это значит, ваш внутренний ребенок вам полностью доверяет, и вы выросли в хорошего и надежного родителя для него (то есть, сделали то, что оказалось не по силам вашим собственным родителям). И вы почти добрались до конца вашего путешествия по исцелению - вам остался самый трудный, но уже последний бой.
transurfer: (Default)
В прошлом посте мы говорили о чтении фейсбуков и блогов наших терапевтов.

Сегодня рассматриваем такую ситуацию:

Здравствуйте. Хотела бы поговорить с теми, у кого был опыт зависимости от терапевта и период крайне "детского" состояния. У меня уже год момент, когда жизнь не интересует - всё крутится только вокруг терапии, психологии, я погружена в свой внутренний мир, но при этом изменений положительных пока нет. Меня это пугает, я не понимаю, это временный этап? Сталкивались ли вы с подобным и во что это вылилось? Я уже начинаю бояться, что переложила на психотерапию ответственность за свою жизнь (надежды настолько большие, что я ушла в процесс с головой, забыв про обычную жизнь) и мои ожидания от работы нереальны.

И в целом я чувствую себя маленьким ребёнком. Реакции детские - ревную терапевта ко всему на свете, постоянно хочу внимания, плачу, мне всё не так, злюсь, обижаюсь и эти реакции ставят меня в тупик. Чуть что не по-моему - хочется уходить из кабинета. Ужасно этого стыжусь, постоянно критикую себя в духе "так нельзя", расстраиваюсь ещё больше, понимая, что реакции неадекватны и не соответствуют возрасту. Ужасно тяжелый момент работы. С терапевтом не обсуждала, т.к. она дама отстранённая и ничего не предлагает. У кого такое было? Как справляетесь с подобным?


Кто был в схожей ситуации? В частности, когда терапевт не знал/не хотел работать с вашей потребностью быть в детском состоянии.


Прислать свою ситуацию для обсуждения можно тут.
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] f3 в Внутренний Критик: кулинарная книга самоедения
Лонгрид, как сейчас принято говорить. Спойлер: есть ссылка на тест, измеряющий жёсткость вашего Внутреннего Критика.

Писала-писала мануал про болезненное восприятие критики и вдруг поняла, что один из разделов уже вываливается за четыре страницы. А ведь, действительно, важный раздел, подумала я, не выпустить ли его отдельно? А и выпущу.

Материалов про Внутреннего Критика так-то в Интернете много - вроде бы, можно было просто сослаться на подходящий. К сожалению, мой Внутренний Критик всеми ими недово подавляющее большинство их написано или очень психологично и для специалистов, или очень расплывчато и для любителей «развития личности». А мне видится, что нужно что-то очень конкретное и точное, потому что Внутренний Критик – по-настоящему страшный зверь, знакомый, кажется, почти всем в русскоязычном пространстве (некоторым даже слишком хорошо). И хорошо понимать его в себе и в других абсолютно необходимо.

Приступим же.

Сначала – три абзаца теории. Они нужны.

Есть разные мнения о том, как устроена наша личность, но в целом, большинство из них сходятся: она складывается из трёх взаимосвязанных зон.

  1. Я (Эго). Наш генеральный менеджер, сознательный, умный, взрослый и ответственный. Большую часть времени мы имеем дело именно с ним.

  2. Бессознательная часть (Ид, или Оно). Она довольно большая, и обычно включает инстинкты, желания, удовольствия, конфликты - ну и некоторые другие штуки.

  3. Сверх-Я (Супер-Эго). Это совесть и мораль, формирование идеалов и контроль поведения с целью сделать его общественно приемлемым.



Вот третья часть нас с вами сегодня и интересует. А именно, тот вариант, когда необходимая нам всем совесть и мораль превращается в беспощадного Внутреннего Критика. И, подобно концентрированной кислоте, начинает растворять нас изнутри.
Read more... )
transurfer: (Default)
Недавно где-то видела хороший англоязычный пост с советами, как отфильтровать свои реакции и привести их в соответствие с текущей, реальной ситуацией, но не положила закладку, потому что ничего нового для себя не увидела. А сегодня захотелось этот пост процитировать. Буду его искать, а пока напишу пару пунктов, которые я помню, и которые на себе проверены.

Сначала вступление.
Ранний травматик обычно живет в двух мирах одновременно: в мире своей травмы и в обычном, текущем мире.

Мир травмы создается в результате всех полученных в детстве и не залеченных травм. В этом мире живут чудовища, готовые в любой момент напасть снова. Там живут персонажи, которые причинили боль в прошлом, и там действуют правила травмы: делай так то и так то, чтобы они не причинили тебе боль снова. Правила дурацкие и иррациональные, например, "всегда будь хорошей и удобной", "не высовывайся", "кусай всегда первой", "никому никогда не доверяй ни при каких условиях". Они дурацкие, потому что создает их маленький пораненный ребенок, который в меру своих знаний о мире и жизни пытается извлечь какой-то смысл из травмы и придумать, как ее избежать в прошлом. Будучи дурацкими, они, тем не менее, имеют большую власть над человеком. Часто - абсолютную, которая не поддается никакой логике.

Обычный мир - это обычный мир, в нем нет ни чудовищ, ни Богов, он заполнен обычными людьми и ситуациями, которые очень редко попадают в категорию "жизни или смерти", потому что у взрослого человека есть достаточно способов о себе позаботиться и решить свои проблемы, в отличие от маленького ребенка, которому часто не на кого положиться, кроме родителей - а родители нередко являются теми самыми чудовищами, которые причинили смертельную боль.

Тем не менее, ранний травматик эмоционально продолжает жить в мире травмы, потому что в основе его психики находится страх, что она повторится. Так что на обычный мир он, как правило, смотрит сквозь призму мира своей травмы, и чудовища из прошлого проецируются на обычных людей, а ситуации, хоть чем-то напоминающие травму, воспринимаются как смертельная опасность, требующая немедленных действий. Ситуации эти называются триггерами, т.е. спусковыми крючками, которые вытаскивают весь материал травмы на поверхность. Травматик туда проваливается с головой и начинает реагировать так, словно участвует в событиях своего очень далекого прошлого.

К чему я все это веду. В обычном мире "реагировать из травмы", а уж тем более следовать "правилам травмы" приводит к плохим результатам: разрушает отношения, усиливает одиночество, плюс усиливает саму травму, не давая человеку из нее выбраться и получить какой-то другой опыт. Человек не только видит опасность там, где ее нет, он еще и не видит ее там, где она реально есть.


Отсюда первые два пункта, как не реагировать из травмы:

1. Если у вас, что назвается, полыхнуло в ответ на что-то, и вы чувствуете, что вас с головой заливает или страхом, или яростью, или земля из-под ног уходит, это значит вы реагируете из травмы. Реакция из травмы всегда несоразмерна ситуации - она во много раз преувеличена, потому что раненой психике кажется, что травма повторяется. Если вам показалось, что вас снова или бросили, оттолкнули, или грубо нарушили ваши границы, или вас проигнорировали, или над вами совершили психологическое насилие, прежде всего стоит убедиться, что произошло именно то, что вы подумали. Например, задать уточняющие вопросы или попытаться оценить ситуацию непредвзято, если ситуация позволяет. Если не позволяет - покиньте ситуацию как можно быстрее.

Само собой, если вашей жизни что-то угоржает, надо уходить как можно скорее и не раздумывая. Но именно эти ситуации возникают редко. Гораздо чаще происходит нечто, что воспринимается как психологические атака, неглект или насилие.

На своей терапии - а у меня тер, которой я полностью доверяю - я не раз интерпретировала сказанное совершенно неверно только потому, что выражение лица или тон моей тер показались мне похожими на то, что я видела в детстве, когда на меня злились или меня пытались оттолкнуть. После расспросов и уточнений оказывалось, что моя оценка была совершенно мимо кассы.

дальше )
transurfer: (Default)
Сегодня на сеансе узнала про интересный прием, который продвигает один практикующий психотерапевт, специализирующийся на биохимии мозга. Имя не записала.

Вкратце если, мозг хранит ранние убеждения в инкапсулированном виде. Т.е. они живут как бы в кисте, изолированные от остальной системы внутренних данных. В этом одна из причин, по которой эти убеждения трудно изменить - они застряли в том виде, в котором они были созданы в детстве, и на них не влияет новая информация, полученная уже во взрослом возрасте. Звучат они обычно в максималистичной форме: "Меня никто не любит", "Я совершенно одинок", "Все испытывают ко мне отвращение". Наверное, вам в ру_психолог нередко попадались посты, где человек начинает свой рассказ с того, что он совершенно одинок и его никто не любит, но по ходу повествования выясняется, что у него есть родня, жена, дети, работа и даже друзья.

Отдельно скажу, что такие крепкие, устойчивые, с детства сидящие внутри убеждения, к сожалению, имеют тенденцию оказываться "самосбывающимися пророчествами", потому что человек оперирует в жизни опираясь в первую очередь на них. То есть, обладатель "Меня никто не любит" будет вести себя так, что от него в конечном итоге разбегутся даже самые устойчивые любящие и влюбленные в него люди. Причем, у самого обладателя все его собственные действия будут в "слепом пятне", а в видимой зоне только то, что вот, пожалуйста, меня действительно никто не любит, потому что все разбежались.

дальше )
transurfer: (Default)
У долгосрочной терапии ранней травмы есть одна клевая побочка, ценность которой понимаешь далеко не сразу. Я в шутку называю ее "профилактикой Альцгеймера", потому что у терапирующегося раннего травматика входит в привычку постоянно выращивать в мозге новые нейонные связи.

Работая с травмой требуется не только выследить, идентифицировать и изучить свои токсичные установки, верования и стратегии доставшиеся в наследство от травмы, но и менять их, а также доращивать части личности, которые не получили шанса развиться из-за травмы.

Процесс этот не из приятных по многим причинам.

Во-первых, часто в силу возраста хочется уже не первоклашкой сидеть в "школе жизни", а горделиво помахивать "дипломом" из эффективного жизненного опыта и личных наработок. Раннему травматику же приходится все, чему его "жизнь" ака травма научила, сгребать и нести на помойку, потому что это говно - кривые представления о себе и мире, провальные стратегии, кошмарные и неверные установки, кривое восприятие реальности, не имеющее ничего общего с объективной реальностью. И начинать чуть ли не с нуля осваивать адекватное самовосприятие и восприятие мира. По этой причине существует так много людей, которые, дожив до взрослого возраста, больше заняты доказательством своей правоты и верности своих убеждений, чем их апгрейдом.

Во-вторых, это больно и горько, потому что на это самое говно ушло полжизни или больше, а дивидентов - никаких. Живешь-живешь "хорошей девочкой, которая никогда ничего сама не просит" два-три-четыре десятка лет в ожидании, когда же тебя за это, наконец, полюбят, и когда, как обещалось, "сами придут и сами все дадут". Упускаешь возможности, теряешь лучшие годы в отношениях с насильниками и юзерами, не живешь, не дышишь - ждешь, ждешь, ждешь. И чем дольше ждешь, тем больнее, труднее и невозможнее признать, что - никто не придет, не даст и не полюбит (на этих условиях). Списать многолетние убытки и сесть снова за парту жизни, чтобы научиться "быть хорошей и твердой", "быть хорошей и уметь просить", "быть хорошей и уметь быть плохой, если обстоятельства требуют", "быть хорошей и уметь отстаивать свои границы" с практически нуля - требует большого мужества, настойчивости и твердости в обещании себя вытащить себя из травмы и создать для себя счастливую и полноценную жизнь. И для своих детей (имеющихся и будущих) тоже.

дальше )
transurfer: (Default)
Я в кризисе, все плохо
Вопросы, которые нужно задать себе прежде, чем опускать руки
crisis.png


Отсюда - там можно скачать себе в виде ПДФ.
transurfer: (Default)
Для нашего инстинкта самосохранения естественно избегать боли и стремиться к удовольствию или хотя бы покою, поэтому люди до последнего предпочитают не работать с сильной внутренней болью (да и вообще с ней как-то соприкасаться). Соглашаются только тогда, когда уже деваться от нее некуда, и она застилает весь мир.

Я много в сети читаю о том, как нетерапированные люди описывают свои отношения с внутренними проблемами. Не раз читала, что столкнувшись со своей болью в каких-то обстоятельствах, люди выкарабкиваются, как могут, а потом всю жизнь держат пальцы скрещенными, чтобы не попасть туда еще раз. Хотя не всегда понимают, куда и почему они провалились, и как сделать, чтобы это не повторилось.

Есть ли хоть какие-то плюсы в том, чтобы активно со своей болью работать, исследовать ее и проживать ее (в сопровождении терапевта)? Есть!

Внутреннюю боль в себе обычно содержит часть личности, которая была отщеплена во время травмы и спрятана подальше. Психика отщепляет эту часть от себя вместе с болью, чтобы выжить и не развалиться. В результате в психике образуется что-то вроде кисты - оторванная, инкапсулированная область, которая практически никак не соприкасается и не взаимодействует с остальными частями. Там, как в тюрьме, и живет эта часть психики один на один со всей этой болью.

Очень и очень часто носитель такой кисты даже не подозревает о ее существовании. И если вдруг в ходе жизни в каких-то обстоятельствах эта часть дает о себе знать, человек переживает не только острейшую боль, но и глубокий шок: ЧТО ЭТО? ОТКУДА ЭТО?!

Так вот, работая с болью, человек постепенно, по кусочку возвращает себе оторванную часть личности. Вместе с ее талантами и способностями, а они могут быть очень весомыми. Например, художественный или литературный таланты, талант к ведению бизнеса или построению гармоничных отношений с людьми. Помимо талантов, оторванный кусок содержит в себе много неиспользованной энергии, что может быть весьма и весьма актуально для тех, кто чувствует хроническую усталость и измотанность. Если вернуть себе отщепленный кусок психики, открывается второе дыхание - не только сиюминутно, но и глобально, в отношении всей своей последующей жизни.

Важно при работе с болью соблюдать правила безопасности:

1) Никогда не делать это в одиночку, потому что случится ретравматизация и психика может запихать оторванную часть еще дальше, чтобы ней вообще не было доступа.

2) Не погружаться в боль целиком и с головой. Как говорит моя тер, одна нога должна всегда оставаться в заземленной реальности.

3) Контакт с болью и оторванной частью не означают, что надо в них переселиться и биться там в агонии. Нужный контакт похож на то, как хорошая, любящая мама берет на руки плачущего ребенка, не пытаясь заставить его замолчать. Она просто находится с ним рядом, согревает его и баюкает.

4) Ваша задача как владельца психики и куратора оторванной части дать этой части понять на уровне души и тела "Я тебя вижу и слышу. Я здесь с тобой. Я у тебя есть, я никуда не уйду и никогда тебя не брошу. Я могу выдержать твою боль без прерывания контакта с тобой". Оторванная часть должна четко почувствовать, что всякий раз, когда она хочет выйти на поверхность, вы там будете ее ждать, и не отвергнете и не прогоните.

5) Все вышеперечисленное надо делать постепенно, по маленькому кусочечку за сеанс. Тише едешь - дальше будешь. Чем медленнее и осознанее работаешь - тем лучше закрепляется положительный результат и тем меньше откатов.

6) Самое важное правило: сперва надо накопить ресурс и развить нужные для исследования качества (заземленность, осознанность, позицию Хорошего Родителя в отношении себя), и только потом, вооружившись всеми этими инструментами, отправляться на встречу с болью и ссыльной собой.

Чем опасно не работать с болью и забить на нее?

Психика человека всегда стремится вернуть себе цельность. Без осознанного и грамотного присмотра она будет это делать единственным известным ей способом: воспроизводить ситуации травмы в надежде, что это ее починит. В результате этого у человека остается только две опции:

1) Раз за разом попадать в отношения и ситуации, где кошмар повторяется, и раз за разом чувствовать полное бессилие выйти из этого порочного круга и изменить свою судьбу.

2) Жить избегающей жизнью: выбирать для себя путь наименьшего душевного вовлечения. Выбирать партнеров, которые не вызывают особых глубоких чувств. Общаться с теми, с кем отношения не идут дальше поверхностных. Работать на работе, от которой ни жарко, ни холодно. Не иметь хобби и инересов, которые увлекают и дают большое, глубокое удовлетворение и радость. Чувствовать хроническую скуку и серость жизни. Вобщем, запрещать себе все, что хоть как-то, хотя бы потенциально, может зацепить за больное.


Подытоживая: работать с болью страшно и трудно, но оно того стоит! Тысячу раз стоит.
transurfer: (Default)
Это дополнение к посту о том, что происходит с психикой в случае детской травмы и как обрести цельность. Плакса, как можно догадаться, это Раненое Я, а Злюка - это Критикующее.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] nathalyru в Травматик отличается от не травматика внутренним диалогом
У не травматика внутренний диалог позитивен, полон уважения и любви к самому себе, поддерживает и настраивает на успех. Часто внутренний диалог не травматика вообще не ощущается явно, а идет бессознательным фоном радости и спокойной уверенности. В трудные моменты диалог становится более определенным, но и тогда он целостен, в нем, по сути только два голоса: требующий поддержки и основной – полный сострадания, мудрости, спокойной радости и любви.

Внутренний диалог травматика, по сути, даже не является диалогом: это плач, крики, стоны и полные сарказма и иногда издевки перебранки двух страдающих детей, условно говоря, Плаксы и Злюки. При этом есть еще и та третья часть – полная сострадания, мудрости, спокойной радости и любви, но она, даже если она и говорит – а говорит она, как правило, тихо, - в этой беседе практически никогда не слышна, потому что Плакса и Злюка все забивают своими слезами и сарказмом.

При этом, разумеется, никто никого не слушает: у Плаксы свои задачи, у Злюки – свои, Злюка, как правило, выигрывает, а Плакса подчиняется, но ни тот, ни другой не ведут себя по-взрослому, а просто приспособились выживать. Точнее, Злюка знает, как выживать, а Плакса вынужден следовать, потому что только Злюка и знает хоть какой-то способ существовать в этом «жестоком» мире, а Плакса и подавно не представляет, как ему быть без Злюки. Разумеется, оба глобально несчастны, потому что ни один не получает того, что на самом деле хочет, - любви, радости, спокойного счастья.

Поэтому самое главное в процессе излечения травматика – осознание этого хаоса и начало диалога, - такого, в котором слышна третья, мудрая сторона, назвем ее просто - Любовь.

transurfer: (Default)
Отказаться от старых сценариев сразу сложно. Наверное, промежуточным звеном будет пересмотреть "контракт". Условия сценария. Например, если мне надо всегда держать в руках шайку с этой токсичной жижей, то можно ли мне отдыхать? можно ли не держать, а поставить рядом? Можно ли перелить содержимое в другую посуду (например, фляжку с крышкой), положить в рюкзак и пойти гулять?

Правда, при этом теряется ритуальность. Если можно не держать, то ведь можно и вообще бросить? Если можно пойти гулять, то можно, наверное, случайно где-то забыть рюкзак с содержимым? А вдруг за мной придут, а меня там нет?

Хотя мне уже не кажется, что кто-то придет. Мне кажется, что все остальные просто "сломались", даже те, с кем контракт был подписан. Все они не дотянули, не смогли довести начатое до конца. Умерли или отреклись. Это значит, они меня бросили одну со всем этим. Кто-то же должен держать это ведро. Это, можно сказать, моя миссия жизненная - держать ведро. Хорошо держать. Я как робот, которого создали для держания ведра.

Вот уже и годы прошли, и условия изменились, и иных уж нет и те далече, а я все держу. Тело у меня сделано так, чтобы держать ведро. И руки под его дужку заточены. И куда деваться с таким портфолио? Разве что в помощницы уборщикам - держать им ведро.
transurfer: (Default)
Дополнительно.

МТ отметила, что мое желание не умалчивать о проблеме в коммуникациях, а также твердое желание, в случае чего, отстаивать свои потребности и сесть за стол переговоров, если требуется - это признак того, что я начала ощущать и защищать свои личные границы.
transurfer: (Default)
А из хорошего:
Восстановился естественный регулирующий механизм настроения и общего физического состояния. Когда падает, через пару дней возвращается в нормальное, позитивное состояние само по себе. Раньше требовалось несколько недель.
transurfer: (Default)
Княжна пишет:
Давайте начнем со второго, так проще будет. Итак, что такое "не хватает принятия"? Это значит - "я стучусь к миру, и хочу чтобы он мне ответил, а ответ или не читаем, или его нет вообще". Ну изнутри головы, по крайней мере, это выглядит именно так. Из-за этого возникают сомнения, есть ли вообще этот самый я, потому что в наличии мира вокруг (в силу его представленности в ощущениях) сомневаться как-то даже странно. Чем меньше совпадений (ожидаемых ответов от мироздания на наши зовы, стуки и пинки) мы получаем, тем больше сомнений мы имеем. Если бы в ходе этих сомнений (а они очень глубоко сидят, часто даже глубже, чем слова) можно было бы думать словами, и оформить эти чувства в слова, это был бы вопрос "а есть ли я вообще?" В дырке между "мир мне отвечает - значит, я есть" и "миру я безразличен - значит, меня нет" помещаются и тревога, и страх, и надежда, поддерживающая нас в намерении пробовать добиваться ответа от мира снова и снова. Чем меньше ответов, тем больше тревоги и страха, и тем меньше надежды. И каждый раз, когда человек точно знает, что стучать надо много раз и еще не факт, что что-то получится, каждый раз, когда он уверен, что "как персик, так и ананас природой создан не для нас" - можно уверенно говорить о недостатке принятия. Ну, и теперь уже довольно просто сообразить что бывает, когда принятия не хватает?. Ведь если нет чего-то того, что дает возможность чувствовать связь с миром и быть, это что-то надо найти - это же так просто. Железные сапоги, каменный хлеб, чугунные посохи, тридесятые королевства, попытки, попытки, попытки... Опа, есть! - короткий просверк молнии во тьме, моментальный слепок мира - и снова темнота, снова пусто, снова поиск. Образ благополучия, образ связи с миром есть практически всегда; когда его нет о человеческой жизни - о социальности, а порой и о жизни как о процессе - говорить не приходится. Когда мы говорим о качестве самореализации и качестве социальной жизни, вопрос, в сущности, только в том, сколько их есть, этих образов, и когда они были получены. Чем их больше, тем проще (легче найти, меньше время поиска, больше период уверенности) и чем более они разнообразные, тем тоже проще и легче - они позволяют осваиваться в разнообразных же ситуациях. Вот так оно выглядит изнутри. А снаружи... Снаружи - с точностью до наоборот. Уверенный в себе (в своей способности получить от мира отклик и понять его) человек в обыденном понимании частенько выглядит чрезмерно добродушным и наивным увальнем, которого грех не пнуть. (Ну причины, по которым не пнуть такого - грех, уже из обсужденного понятны, да?) Человек тревожный (знающий, что мир откликается ему через раз, а то и через два раза на третий) выглядит собранным, сосредоточенным, более ярким и привлекательным. Кстати: обычно первый наш взгляд привлекают те, у кого тревожность НЕЗНАЧИТЕЛЬНО выше или ниже нашей. То есть, разница есть, но она невелика и не выглядит опасной для нашей стабильности. И чем выше тревожность, тем ярче поведение и тем больше внимания оно привлекает. Вы спросите - а как же "Беглец" из схем Бурбо? А он, в условиях тревожной для него ситуации или в случае повышения внутренней тревоги буден напоминать чеширского кота: его самого не будет, он спрячется за своим поведением, за взглядом и за улыбкой.
О, мне вот всегда нравились эти собранные, сосредоточенные, более яркие и привлекательные. Кристиан Бейл в Эквиллибриуме (до нервного срыва) - ооо... Мне с детства такой стать хотелось. Я старалась. Правда, по мере прохождения психотерапии этот образ все дальше и дальше от меня становился. Не то, чтобы вызывал отторжение, но как-то меня все больше в сторону состояния чрезмерно добродушного и наивным увальня, которого грех не пнуть. Меня это изредка беспокоило - что такое? где мои защиты? раскисла, квашня! Близкая подруга тоже поделилась беспокойством, что я какая-то стала вся блаженная. Но у меня, потратившей столько сил если не на приятие себя, то хотя бы на то, чтобы себя узнать и как-то с собой жить более-менее мирно, на поддержания пронзительного, натянутого, как стрела, эффективного, подтянутого, энергичного образа энергии уже не осталось. Я бы сказала - стало лень. Я как подумаю, сколько калорий уходит на злость, оборону, дать в глаз и прочее, так мне очень жалко сил становится. Я не думаю, что это у меня от какого-то особого просветления, просто я окончательно убедилась, что к этим собранным, подтянутым, заточенным, как острие кинжала людям, я не отношусь вообще. Да и не надо. Мне теперь только надо научиться с такими людьми конструктивно взаимодействовать. Когда мир не отзывается или отзывается в рэндомном порядке, ощущение конкуренции, острой нехватки и борьбы за ресурсы обострены дальше некуда. В таком состоянии человек конкурировать, отбирать и воевать будет профилактически. Еще до того, как необходимость этой схватки наступила. Он у шведского стола будет людей расталкивать, хотя там всего всем всегда хватит.

Profile

transurfer: (Default)
transurfer

May 2017

S M T W T F S
 1 23 4 5 6
78910 11 1213
14 1516 17 18 1920
2122 23 24 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios