transurfer: (Default)
Твердое убеждение "Мне не положено счастья/любви/успеха" очень часто связано не с событиями, а с опытом контакта со своими эмоциями в контексте отношений внутри семьи.

Берем психологически здоровую семью. Есть ребенок, у ребенка есть эмоциональные проявления: злость, печаль, радость, удовольствие и так далее. Здоровые, устойчивые родители не только принимают все проявления ребенка не разрушаясь, но и помогают ему разобраться в своих проявлениях, назвать их и освоить подходящие способы их проявления. Если ребенок орет "Ненавижу тебя!" и катается по полу, родитель сохраняет устойчивость и мета-позицию в отношении происходящего. Он не сбегает, не разрушается, а остается рядом, сохраняет позицию Хорошего Родителя, эмпатичного, цельного, с хорошими границами и способного помочь своему ребенку разобраться и научить его, как еще их можно проявлять, кроме как кататься по полу.

Ребенок учится тому, что:
1. Он хороший и все его проявления ок - они не разрушают важных людей и важные отношения.
2. Его любят и поддерживают со всеми его проявлениями.
3. Плохих проявлений нет, есть только те, которые нужно соизмерять с обстановкой и находить подходящий способ выражения.
4. Мир - место безопасное и в нем много поддержки.

И когда какие-то из его внутренних проявлений просятся наружу, он может легко войти с ними в контакт, прожить их, найти адекватный им способ выражения и жить дальше. Таким образом ребенок, который получал поддержку в понимании и выражении своих эмоций и чувств, ощущает свое право на счастливую жизнь. Этот вывод делается не столько на основе каких-то конкретных событий, а на основе именно опыта контакта со своми эмоциями в контексте безопасной привязанности.

Берем наши семьи. Ребенок орет "Ненавижу тебя!" и катается по полу. Мама немедленно переходит в роль Жертвы и уходит себя жалеть, что она вот из сил выбивается, а никакой благодарности и любви за это нет. Она идет плакать и умирать. Папа встает на дыбы - как же так, посмели ЕМУ такое говорить? Да он же вас всех тут кормит! Папа начинает орать дуром. Старший сиблинг втихоря младшему дает подзатыльник со всей дури - и так ему всю жинь испортил, родившись, а тут еще и вякать что-то смеет.

Выводы, которые для себя делает ребенок:
1. Его проявления не только не приветствуются, они опасны, потому что могут разрушать важных ему людей и важные для него отношения.
2. За проявления также могут наказать.
3. Пока у него есть проявления, он один и его никто не поддерживает.
4. Он плохой, потому что внутри него есть опасное и плохое, которое норовит выйти наружу.
5. Мир равнодушен и опасен.

В следующий раз когда какое-то из проявлений начнет проситься наружу, у психики начинается паника. И ее защитный механизм уводит человека подальше от контакта со своими чувствами в специальный закуток, где человек начинает ходить по кругу и повторять "Мне счастья не положено". Как и в примере с ребенком из здоровой семьи, вывод этот сделан не на основе событий, а на основе реакции семьи на эмоции и проявления ребенка. Закуток этот становится заменой реальному проживанию своих эмоций. С реальными эмоциями у него контакта обычно нет, кроме интеллектуального. Он их боится, держится от них подальше и подавляет их из страха, что они разрушат что-то в его жизни - и тем самым укрепляет старый опыт одиночества и безвыходности.

Что обычно делает хороший терапевт:
Он помогает клиенту найти контакт с реальными эмоциями и выразить их в контексте безопасной привязанности внутри терапевтических отношений. То есть восполняет неслучившийся в детстве опыт. Если работа проделана грамотно, то у клиентов может в результате быть ощущение каких-то прямо-таки волшебных изменений в жизни: вроде бы всего лишь с эмоциями работал, а в жизни начали появлятся хорошие люди, больше друзей, больше коннекта и так далее, и это кажется никак не связанным с контактом с чувствами. Тем более что работа эта скорее телесная, чем интеллектуальная - найти чувство в теле, следить, меняется оно или нет, отмечать, что хочется при этом сделать и завершать волну. Важный момент, кстати: реальная работа с чувствами - это не когда о них говорят, анализируют или ищут их корни, реальная работа - это когда их проживают.

Подытоживая: меняется опыт контакта и проживания своих чувств - меняется и мировоззрение и способы взаимодействия с миром.

Мне лично пока что все это пипец как трудно. У меня запреты на все подряд, включая жизнерадостность, но на ярость - самый большой.

Добавлю, что вон те самые из здоровых семей - они тоже на терапию иногда ходят, потому что счастливое детство не гарантия, что в жизни никогда не случится трудностей или невзгод. В этом смысле хорошо терапированный травматик лучше экипирован, чем человек из здоровой семьи, потому что травматик сотню раз упал, сто один раз поднялся и знает, как себя быстро собрать из разобранного состояния. Здоровый может впервые в 40 лет упасть и у него весь мир с непривычки рухнет нафиг.
transurfer: (Default)
Текст отсюда

На днях поймала себя на участии в совершенно идиотской ситуации: при попытках заставить маму начать рявкать на брата потому что когда-то она рявкала на меня, высказывая примерно то же самое. То есть, я четко ощущала, что это рявканье - неправильно, и обидно, и вообще, но при этом активно попыталась исправить более мягкий и правильный вариант ситуации на жесткий и неадекватный, мотивируя это возмущенным "Ну мне же ты в свое время!..".

Поймала - и обалдела.

То есть - пусть тебе будет плохо, потому что мне тоже было плохо. Психология дедовщины и высказываний типа "А вот в наше время стирали руками!", причем, я на себе ощутила, какую абсолютно неадекватную злость оно с собой приносит. Подозреваю, что все дело тут в непережитом ощущении несправедливости происходящего и общего возмущения "не смей со мной так обращаться". А триггером послужила новая порция "несправедливости" - в этот раз уже именно в кавычках - почему это, мол, тебе будет хорошо, и ты не получишь по шее, когда я получал? Непорядок!

Круговорот насилия в природе как он есть, и я себя на этом поймала и меня прямо передернуло, потому что я обнаружила, что сама поддерживаю на прежнем уровне то, от чего хотела бы избавиться, и что хотела бы свести на нет. Но вообще, тут важно помнить три ключевых момента:

- во-первых, насилие всегда должно уменьшаться, и из двух вариантов всегда следует выбирать тот, в котором его потенциально будет меньше;
- во-вторых, не все должны получать по шее, и если получил лично ты - не значит, что стоит сравнивать себя с окружающими именно по этому признаку. Это было несчастье, грубо говоря, а не всеобщее правило. Лучше стараться помнить, что теперь ты уже не получаешь, и тебе стоит вести себя соответствующим образом.
- в-третьих, окружающие не виноваты, что ты получил по шее, и не должны получать сами, только чтобы тебе было не обидно. Иначе это какое-то общество зазря битых людей получается, в котором каждый ревниво следит, чтобы другому не досталось меньше, чем ему.

Серьезно, это повторяется как мантра каждый раз, как я ловлю себя на том, что начинаю возмущаться: "А почему ты ему говоришь нормально, а на меня орала?". Да, мне не повезло. Он в этом не виноват, он не должен получать, чтобы не обидно было мне, и чем более здоровая психика у него будет без всего этого - тем лучше. И, может быть, меньше вероятность, что он будет истошно орать на собственных детей.

По правде говоря, когда ловишь себя на таких наклонностях, становится жутковато. Но лучше уж ловить, чем раскручивать всю эту карусель дальше, я так считаю.



От меня:

Мне кажется, каждый взрослый осознанный человек должен принять это твердое решение в своей жизни - остановить трансгенерационную травму насилия и не передавать ее собой дальше (своим детям).
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] f3 в Внутренний Критик: кулинарная книга самоедения
Лонгрид, как сейчас принято говорить. Спойлер: есть ссылка на тест, измеряющий жёсткость вашего Внутреннего Критика.

Писала-писала мануал про болезненное восприятие критики и вдруг поняла, что один из разделов уже вываливается за четыре страницы. А ведь, действительно, важный раздел, подумала я, не выпустить ли его отдельно? А и выпущу.

Материалов про Внутреннего Критика так-то в Интернете много - вроде бы, можно было просто сослаться на подходящий. К сожалению, мой Внутренний Критик всеми ими недово подавляющее большинство их написано или очень психологично и для специалистов, или очень расплывчато и для любителей «развития личности». А мне видится, что нужно что-то очень конкретное и точное, потому что Внутренний Критик – по-настоящему страшный зверь, знакомый, кажется, почти всем в русскоязычном пространстве (некоторым даже слишком хорошо). И хорошо понимать его в себе и в других абсолютно необходимо.

Приступим же.

Сначала – три абзаца теории. Они нужны.

Есть разные мнения о том, как устроена наша личность, но в целом, большинство из них сходятся: она складывается из трёх взаимосвязанных зон.

  1. Я (Эго). Наш генеральный менеджер, сознательный, умный, взрослый и ответственный. Большую часть времени мы имеем дело именно с ним.

  2. Бессознательная часть (Ид, или Оно). Она довольно большая, и обычно включает инстинкты, желания, удовольствия, конфликты - ну и некоторые другие штуки.

  3. Сверх-Я (Супер-Эго). Это совесть и мораль, формирование идеалов и контроль поведения с целью сделать его общественно приемлемым.



Вот третья часть нас с вами сегодня и интересует. А именно, тот вариант, когда необходимая нам всем совесть и мораль превращается в беспощадного Внутреннего Критика. И, подобно концентрированной кислоте, начинает растворять нас изнутри.
Read more... )
transurfer: (Default)
На этой неделе я узнала, что внутренняя обратка, которая возникает в ответ на прогресс, не всегда результат страха перемен или страха нарушения "правил травмы". Обратка - это когда шаг вперед, два назад: случился какой-то прогресс на терапии, стало что-то наконец-то получаться (и на терапии, и в обычном мире) - и тут бац, внутри поднимается волна, накрывает с головой и утаскивает обратно во внутренний ад.

Раньше я была уверена, что это от страха. Присмотревшись получше к тому, из чего волна состоит, я стала замечать, что помимо страха там очень много боли и ярости. Моя тер объяснила примерно так: у травматиков внутри есть большой резервуар непрожитой боли, стыда и ярости. и пока у травматика нет внутреннего ресурса разбираться с ними, резервуар стоит где-то глубоко во внутреннем подвале вместе с остальными оторванными травмой частями личности. Но по мере того, как травматик набирается сил, ресурса, навыков, и по мере того, как он интегрирует оторванное, из резервуара начинает выплескиваться его материал. Другими словами, чем ресурснее становится травматик, тем выше его способность иметь дело с внутренней болью, и чем больше травматик растет, тем больше эта боль выходит - до тех пор, пока не будет полностью проработана.

В каком-то смысле выход боли это признак процесса исцеления. То есть, хороший знак. Просто надо быть готовым, что вслед за прогрессом придет эта волна, и потребуется взять себя на ручки.

--------------------------

Что у вас на этой неделе интересного, трудного, грустного или веселого на терапии произошло?
transurfer: (Default)
В топе висит пост, хорошо иллюстрирующий, как нелеченная травма перехватывает контроль над жизнью. Не смотря на то, что текст явно художественный, ситуацию такая встречается повсеместно, и не только на тему измен/романов с женатыми.

История хорошо иллюстрирует:

1. Событие травмы, с которой никто не помог своевременно справиться.

2. То, как психика пытается исцелиться единственным известным ей способом - воспроизведением ситуации травмы в том или ином виде в надежде, что каким-то образом это поможет вернуть цельность (об этом я писала тут). Классика!

3. То, как криво начинает работать инстинкт самосохранения: он видит опасность там, где ее нет, и не видит ее в упор там, где она есть. В посте барышня считала всех доступных для отношений мужчин опасными, а в отношении женатого, который как раз ей повторение травмы обеспечит, ни один бубенчик сигнализации не звякнул (об этом я писала тут). Классика!

4. То, как непреодолимо, животно тянет к тем, кто обеспечит максимальное повторение травмы (см. мои посты про жабстеров). Люди это за любовь принимают, потому что в ответ на такого статиста просыпаются самые глубинные надежды - на долгожданную цельность и исцеление от хронической боли. Тоже классика!

(остальные мои посты на эти темы можно найти по тегам к этому посту)

История из топового поста отвечает на вопрос, для чего нужна терапия - для того, чтобы травма из горького жизненного эпизода не становилась жизненным сценарием, из которого не смотря на все предосторожности, невозможно выбраться.
transurfer: (Default)
Личная жизнь детей отсутствующих и отвергающих родителей. Очень узнаваемо: она хочет его, потому что он недоступен, как папа, а он хочет другую, которая его бросила, как мама.
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ulitza в "Ты должен опираться только на себя/Ты один отвечаешь за все"
С удовольствием продолжаю знакомить вас с материалами группы «Мама и мои отношения». Программа этой группы начинается с того, что мы разбираем так называемые «мамины заклинания». Как я уже писала, это вербализованные (проговариваемые) или невербальные, молчаливые послания, осознанные нами или бессознательные, которые мы воспринимаем как руководство к действию. Они могут быть самого разнообразного толка - удручающие, сбивающие с ног, мотивирующие, оскорбляющие, вдохновляющие, пугающие, веселые и тд. На таких группах на начальном этапе работы мы рассматриваем деструктивные послания.
В течение двух занятий группа формулирует эти послания для каждого участника, и у каждого оно оказывается свое. Потом, в течение еще нескольких занятий, мы вырабатываем противоядие, антизаклинание, фактически антиманипуляцию, которая  здорово помогает противостоять привычному разрушительному сценарию.
Сегодня я хочу рассмотреть «заклинание» «Ты должен опираться только на себя», и его подвид с отягощением - «Ты один отвечаешь за все».
Иногда ко мне на прием или на группу приходят женщины или мужчины, являющиеся центром и системообразующим гвоздем всей семьи. Как правило, семья родительская, хотя часто бывает в дополнение и своя собственная. Такие люди именно родительскую семью и родительский дом могут называть «семья» и «дом», даже если они много лет не живут с родителями, могут жить в другом городе или даже стране, и имеют собственных мужа/жену и детей.
Такой ребенок с детства слышал следующее:
- что ты там чувствуешь, никого не интересует;
- не выдумывай, этого нет;
- всем тяжело, ты что, особенный?
- ты уже большой, как тебе не стыдно плакать?
- как ты можешь так с матерью поступать? - (реакция на ошибку, проступок)
- следи, чтобы он/она не делал так и не вел себя этак (обычно ответственность за отца-алкоголика, маленьких брата-сестру).
Такой ребенок не получает от родителей самого главного: утешения.
Утешение великая вещь, признание нами того, что другой человек не имеет сейчас сил справится сам, это щедрость, милосердие и любовь, идущие от самого сердца, не требующие никаких действий от утешаемого. Остановка вместе, рука об руку, именно в той точке, где происходит боль, никакой спешки, движение в том же ритме, нога в ногу, обнимая и тихонько приговаривая ласковое. Покачивание, убаюкивание, и самое важное- полное присутствие вместе с тем, кому больно. Тот, кого утешают, в этот момент ощущает, что рядом с ним остановились, взяли за руку, обняли, покачали, пошептали, посочувствовали. Поняли, как больно. Показали, что поняли. Показали, что с ним, за него, вместе. Это самое главное.
Ребенок, справляющийся со всем сам, не знает этого убежища вовсе. Получая травму в разных своих возрастах, - от разбитой коленки до развода или увольнения, - он не идет к людям за утешением, а прячется, потому что надо собрать все силы. Заплачешь, покажешь, попросишь, - накажут. Отвернутся. Высмеют. Значит там, в своем углу, наедине со стенкой, обоями в цветочек, ковром с оленями, спинкой дивана, надо остановить слезы, напрячь внутри что-то, что болит, спрятать и не показывать. Преодолеть. Человек, не умеющий и не смеющий ни на кого опираться, оказывается в тотальном одиночестве, даже если его окружают люди. Он делает два печальных вывода на всю жизнь:
Read more... )
transurfer: (Default)
Психика травматика всегда находится начеку, следя за окружающей средой и реагируя на малейшие признаки, что травма может повториться. Она замечает людей, которые хоть чем-то похожи на тех, кто причинил боль в прошлом, ситуации, которые хотя бы отдаленно напоминают происходившее в прошлом. И включает сирену "Опасность! Опасность!". Чаще всего при этом ошибается, принимая безопасную ситуацию за опасную, потому что прошлое уже не повторится в том виде, в котором оно произошло (ребенок уже вырос).

Одновременно с этим, эта система безопасности, которая опирается только на прошлый опыт конкретной прошлой травмы, не видит реальной опасности в настоящем. Реальные, новые, текущие опасности она не распознает, так как заточена только под одну задачу: предотвратить травму из прошлого. И таким образом очень часто принимает текущие опасные сиуатции за безопасные.

Можно сказать, что травматику кажется опасно там, где на самом деле безопасно, и он не видит опасности там, где она реально есть.

Как в известном анекдоте про суслика:

картинка отсюда
transurfer: (Default)
До того, как я начала терапию, я интересовалась эзотерическими практиками типа "исполнения желаний" (Свияш, симорон, фильм "Секрет", Абрахам Хикс, трансерфинг и тп)- читала книги, форумы, слушала семинары. Мне хотелось понять, почему у одних работает, а у других не работает. Причем работает у человек 3-х из тысячи, два из которых просто убедили себя, что все идет, как надо, хотя на деле ничего не меняется или вообще летит в ад. И очень многие люди отмечают сильное ухудшение дел и обстановки в своей жизни после начала практик.

Теперь, после многих лет терапии, у меня есть версии, почему.

Во-первых, у травматиков* обычно большие сложности с пониманием того, что они на самом деле хотят. Получается, как в том анекдоте: "Хотела одобрения мамы, а получила три высших образования". Психика травматика закручена вокруг страха, что травма повторится, и в своей основе имеет хроническое чувство небезопасности этого мира и ненадежности/опасности населяющих его людей. Соответственно, почти все истинные чаяния травматика связаны с получением безопасности/защиты/любви/поддержки (см. "получить одобрение мамы"), а не с машинами, квартирами, должностями, мужчинами/женщинами всей жизни.

Read more... )
transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dyuhala в post

Я довольно часто читаю статьи, посвященные работе с созависимостью/эмоциональной зависимостью, и в них даются обычно рекомендации по укреплению Эго, границ: становиться более внимательными к своим нуждам и проявлениям, помнить о себе, дифференцировать где «я», а где уже «не я», обращать внимание на чувства, на свое состояние.

По собственному опыту и наблюдениям за другими, я знаю, что, как правило, наступает такой момент, когда человека затягивает обратно в зависимое состояние, как будто он привязан резинкой к «существу/веществу/баловству» - поначалу получается оставаться в своем «Я», укреплять состояние отдельности, отходить от объекта зависимости все дальше и дальше, а потом – раз!, и возвращаешься на прежнюю позицию.

Это может восприниматься, как провал, как «ничего не получится», когда раз за разом «сила воли», контроль над собой оказываются слабее – чего?  Чего-то непонятного и неясного.

Read more... )

transurfer: (Default)
Начало - здесь
Почему же правила не работают? Потому, что:

1. Они создаются с учетом тех знаний о мире и жизни, которые были у ребенка на тот момент. То есть, это правила, выведенные младенцем, двухлеткой, дошкольником, и на их основе нельзя строить свою взрослую жизнь.
2. Они основываются на ложных предпосылках. Травма случилась не потому, что ребенок был плохой и недостойный. Он мог быть каким угодно, она бы все равно случилась. Не близость сама по себе приносит боль, а близость с опасными и ненадежными людьми. И так далее.
3. Они выведены на основе отношений с конкретными людьми в конкретный момент времени, а переносятся потом на весь мир и всех людей без исключения.

Действительно, от пьяного отца или сумасшедшей матери надо было прятаться как можно быстрее и ни в коем случае не показывать им своих чувств, потому что это все, что может сделать ребенок. Взрослый может сделать гораздо больше, чтобы себя защитить, но продолжая от всех прятаться, продолжая прятать свои чувства и изолировать себя от мира, он оказывается не в безопасности, а в одиночестве, без помощи и поддержки.

Травмированные люди очень часто себя изолируют от всех, не поддерживают контакты с людьми, убегают от тех, кто пытается с ними дружить и любить их. Часто они говорят, что предпочитают одиночество, хотя на самом деле они не хотят одиночества. Они хотят избежать боли. Но изолируясь от мира и отказываясь от отношений, от помощи и поддержки, от ощущения своей связи с людьми и миром, они живут в состоянии хронической боли одиночества и беспомощности. То есть, именно того, чего они хотели бы всеми силами избежать.

Read more... )
transurfer: (Default)
Пост получился длинный, поэтому разбила его на две части.

Я говорю "травма", хотя имею ввиду не ее саму как событие, а ее последствия. Разные травмы случаются с человеком всю его жизнь с самого начала, долгосрочные последствия от травмы возникают, если есть два условия:

1. Переварить травму для психики оказалось непосильной задачей.
2. Никто человеку/ребенку не помог с ней справиться.

Дети могут пережить очень трудные вещи, если рядом есть взрослый, который окажет помощь и психологическую поддержку. Однако, множество детей живет в семьях, где царит атмосфера насилия и заброшенности, и в таких семьях воздействие и последствие насилия и заброшенности или игнорируется, или значительно преуменьшается.

Наследие травмы, ее последствия включают в себя следующее:

1. Сам шок от пережитых событий. Разрушение картины мира, в которой мир - это хорошее, безопасное, благополучное место, в котором царит справедливость.
2. Чувство беспомощности и бессилия себя защитить.
3. Чувство тотального, сокрушительного одиночества.
4. Новый образ собственного я, который выстраивается на основе травмы и который отвечает на вопрос "Почему со мной это случилось?". Ответ на этот вопрос: "Потому, что ты плохой, гадкий, недостойный, никому не нужный и не представляющий из себя ценности".
5. Новые правила жизни, которые образуются на основе травматичного опыта и отвечают на вопрос "Как надо жить, чтобы травма не повторилась". Обычно правила включают в себя такие пункты как "Избегать близости", "Не показывать своих эмоций", "Поменьше шевелиться и не привлекать к себе внимания", "Прятаться от людей и жизни".

Read more... )
transurfer: (Default)
Сытая душа попирает и сот, а голодной душе все горькое сладко.
Притчи 27:7

Родитель для маленького ребенка - это единственный известный ему источник любви, защиты, жизни, еды и безопасности. То есть, инстинкт самосохранения в первую очередь говорит ему в случае опасности - "беги к маме".

Но когда мама - это и есть источник опасности, то "беги к маме" вступает в конфликт "убегай от опасности". То есть, инстинкт самосохранения сам с собой вступает в конфликт. Систему заклинивает, потому что двигаться некуда - чтобы спастись, надо бежать к маме и от мамы одновременно, потому что бежать больше некуда. И стоять на месте тоже нельзя!

Это как "отравленное грудное молоко": есть у младенца голод, ему нужно молоко, чтобы выжить, и все его тело просит молока, но это же самое молоко - яд, от которого наступает смерть. Пить его нельзя - умрешь. Но не пить его тоже нельзя - умрешь. И ничего не делать тоже нельзя - нужна еда, от голода просто все тело разрывает. Но пить нельзя - умрешь. И так по кругу.

Потом у людей в жизни этот шаблон все время повторяется: они отчаянно стремятся к близости, и также отчаянно от нее бегут. И от желания близости невозможно отказаться, но и получить ее тоже невозможно. Они живут в состоянии "замер на месте, умирая от боли и ужаса". И чувствуют беспомощность, помимо этих боли, ужаса и ощущения полной, оглушающей катастрофы.

Иногда побеждает смерть. Ребенок или уже выросший человек просто умирают, будучи не в состоянии выйти из этого конфликта и, как результат, будучи не в состоянии себя "кормить" (во всех смыслах этого слова).

Чаще побеждает жизнь: человеку удается удавить свой страх и отвращение, и пить отравленное молоко. Болеет, блюет, но пьет. Учится из ядовитой жижи добывать себе крупицы пропитания. Например, находиться в отношениях с насильником и существовать там на аптечных порциях тепла и любви, которые можно найти в этом море боли, вины, стыда, отчаянья и ужаса. Они становятся экспертами по выживанию в токсичной среде. Их закинуть куда-нибудь на Марс или Венеру без скафандра - они и там найдут, чем подышать и что поесть.

Для себя они видят только две опции:
- Жить совершенно впроголодь, избегая любых близких отношений;
- Вступать в токсичные отношения, в которых происходит такой обмен: "я разрешаю тебе собой пользоваться, вытирать об меня ноги, насиловать и бить, в обмен на крошечные порции любви, тепла и безопасности (но я уже умею на них выживать)".

дальше )
transurfer: (Default)


Я чувствую нужду заявить о своей вменяемости и оправдать свои действия, но предполагаю, что никогда не смогу никого убедить в правильности принятого решения. Может быть, действительно, все, кто совершает самоубийство, безумны по определению, но я, во всяком случае, могу объяснить причины своего поступка. Я рассматривал возможность отказа от написания этого текста в силу его личного характера, но я люблю доводить всё до конца и не хочу, чтобы люди гадали, почему я покончил жизнь самоубийством. Так как я никогда никому не рассказывал о том, что произошло со мной, люди, скорее всего, сделали бы неправильные выводы.

Read more... )
transurfer: (Default)
"Кроме родителей/родни ты никому больше не нужен. Только мы тебя любим и желаем тебе добра, другие/чужие только воспользоваться тобой хотят".

С одной стороны это оправдывает любое насилие в семье поскольку подается как "любовь", а с другой полностью закрывает дверь для получения любви, уважения, приятия, внимания откуда-то извне, от других людей. Человек становится узником своей семьи.
transurfer: (Default)
Человек замерзает, совершенно реально замерзает, без кокетства. Он говорит:

— Мне так холодно, я замерзаю, у меня окоченело тело, я не чувствую свои руки и ноги. Нет, эту чашку горячего чая я пить не буду и к вашему костру я не пойду, меня это не согреет. Меня согреет только пальто, вручную связанное из меха тибетских верблюдов слепыми монахами, которые поют коаны, и только в том случае, если пальто мне на плечи накинет сам Далай Лама с доброй улыбкой. И чтобы обязательно, обязательно пуговицы на пальто были перлмаутровыми! Все тоже самое, но без перламутровых пуговиц, меня абсолютно не согреет.

Какая у вас будет реакция на такое заявление? Добрые люди еще попытаются как-то уговорить, убедить взять шарф хотя бы, силой затащить в теплое помещение, злые люди же сразу пошлют далеко и подальше. Но в обоих случаях результат будет одинаковый: человек будет продолжать замерзать и вполне реально может замерзнуть до серьезных обморожений или даже смерти.

Read more... )
transurfer: (Default)
Еще пара мыслей о травме и негативных установках - почему от них так трудно избавиться во взрослом возрасте.

Когда ребенок чувствует себя нелюбимым, он делает для себя два вывода, которые потом определяют его всю дальнейшую жизнь.

Первый вывод делается из попытки объяснить, почему меня не любят, и вывод этот: я плохой, недостойный любви. Второй вывод - о том, каких детей любят, каким нужно быть, чтобы тебя любили. Этот вывод делается из анализа родительских посылов и, частенько, просто от балды, из случайно собранных фактов. Например, "надо быть хорошим, послушным", "надо быть успешным", "надо быть сильным и самостоятельным". Как правило, оба эти вывода ложные, но они помогают справляться с ситуацией недостатка любви, потому что дают какое-то обьяснение, с которым можно жить и которое предлагает какое-то решение. Да, меня не любят, я плохой, но я могу приложить усилия для того, чтобы стать очень хорошим, и тогда меня полюбят.

Человек бросает все свои силы на то, чтобы стать хорошим/успешным/сильным в ожидании, что это окупится.

Read more... )
transurfer: (Default)
что травмирвованные люди не верят себе и не доверяют своим мыслям и чувствам. Можно даже сказать, что другим людям они верят чуть больше, чем самим себе, хотя все равно в глубине души уверены, что их обманут и предадут в итоге.

Мне кажется, это идет из горькой внутренней мысли "Я не могу себе верить, потому что не смог защитить себя от того, что со мной случилось".

Травмированный человек верит только своей Травме и ее опыту. Он верит в убеждения, которые остались после нее ("я плохой") и в видение мира ("враждебный"), формированию которого она поспособствовала. Он абсолютно убежден в том, что травма обязательно повторится, так как это единственное возможное развитие событий в жизни, и больше всего на свете боится ее повторения. Не знаю точно, почему Травма обладает такой огромной властью. Может быть, из-за разрушений - разрушает все убеждения о том, что "я хороши" и "мир безопасен", которые до этого могли быть, и потому, что ничего из этого хорошего не удалось ей противопоставить.

С тем, что произошло (само травмирующее событие) спорить невозможно, что было, то было. Само же наследие ("это случилось исключительно потому, что я плохой, других причин нет" и "мир враждебен всегда и везде и в любом случае") стоит изредка, хотя бы чуть-чуть поставить под вопрос - а так ли это на самом деле?

Одно время я пробовала бороться тем, что по всему дому развесила бумажки, на которых было написано "Это неправда". Когда я ходила по квартире, как обычно, погрузившись в мрачные мысли о том, какая я никчемная неудачница, как плохо я справляюсь с жизнью и что ничего хорошего меня не ждет, я бы наталкивалась на эти бумажки и говорила бы мрачным мыслям "Это неправда". Но это оказалось неэффективно. Ну допустим, это не-правда, а что же тогда ПРАВДА? Как бы требовало немедленно найти альтернативу, которая обязательно была бы ПРАВДОЙ (за подписью и печатью). Позже я написала на бумажках другой текст, и дело сдвинулось. Я написала "Это только один из возможных взглядов на ситуцию. Есть и другие". А поскольку Голова очень любит всякие задачки, то мысли переключались на квест "собрать максимальное количество других возможных взглядов на ситуцию". Иногда придумывались смешные версии из серии "весь монитор чаем забрызгала". Но главное, что мысли начинали бежать по новым нейронным дорожкам, создавая альтернативу единственного и нерушимого культа, установленного Травмой. Можно назвать этот путь "стать больше своей травмы".

Мне задача видится не в том, чтобы стереть неугодное и записать поверх него угодное, а скорее в том, чтобы создать достаточное количество альтернатив. Так, чтобы неугодное действительно стало всего лишь одним из возможных, но не единственных, способов интерпритации старого опыта. Ну и в остальном вижу этот подход более правильным, чем "до основанья, а затем": вместо того, чтобы истреблять в себе лень, застенчивость и другое, считающееся недостатками, лучше развить в себе побольше других качеств и стратегий, чтобы утопить неугодное в море разнообразных доступных вариантов поведения, чувствования, восприятия себя, мира, людей.
transurfer: (Default)
Я купила горсть декоративных монеток и кошелечек. На монетки наклеила круглые белые наклейки. На каждой написала одно из беспокойств. Сложила в кошелечек. Потрясла. Разложила перед собой. Мне надо было найти какое-то физическое выражение идеи, что все эти беспокойства могут во мне жить, но при этом не заливать меня с головой. Я могу носить их в кармане, они могут противно звенеть, но они меня не завалят и не похоронят.

Интересно, что сразу же начали появляться стратегии действий при определенных беспокойствах. Тот пункт, что маячил передо мной последние два дня, доводя меня до отчаянья, внезапно обзавелся весьма изящным решением: я вспомнила условия, необходимые для того, чтобы это событие осуществилось. Если условия будут соблюдены, я ЭТО сделаю, и это будет нормально, органично и являться здоровым развитием ситуации. Не соблюдены - нет никакого смысла беспокоиться о том, произойдет ли ОНО, будут ли какие-то намеки на НЕГО. Меня сразу отпустило. Оказывается, совершенно не обязательно чем-то жертвовать.
transurfer: (Default)
Отказаться от старых сценариев сразу сложно. Наверное, промежуточным звеном будет пересмотреть "контракт". Условия сценария. Например, если мне надо всегда держать в руках шайку с этой токсичной жижей, то можно ли мне отдыхать? можно ли не держать, а поставить рядом? Можно ли перелить содержимое в другую посуду (например, фляжку с крышкой), положить в рюкзак и пойти гулять?

Правда, при этом теряется ритуальность. Если можно не держать, то ведь можно и вообще бросить? Если можно пойти гулять, то можно, наверное, случайно где-то забыть рюкзак с содержимым? А вдруг за мной придут, а меня там нет?

Хотя мне уже не кажется, что кто-то придет. Мне кажется, что все остальные просто "сломались", даже те, с кем контракт был подписан. Все они не дотянули, не смогли довести начатое до конца. Умерли или отреклись. Это значит, они меня бросили одну со всем этим. Кто-то же должен держать это ведро. Это, можно сказать, моя миссия жизненная - держать ведро. Хорошо держать. Я как робот, которого создали для держания ведра.

Вот уже и годы прошли, и условия изменились, и иных уж нет и те далече, а я все держу. Тело у меня сделано так, чтобы держать ведро. И руки под его дужку заточены. И куда деваться с таким портфолио? Разве что в помощницы уборщикам - держать им ведро.

Profile

transurfer: (Default)
transurfer

May 2017

S M T W T F S
 1 23 4 5 6
78910 11 1213
14 1516 17 18 1920
2122 23 24 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios