transurfer: (Default)
Пересказ этой статьи. Переводила по-быстрому, текст не правила стилистически, так что не обессудьте.

Вместо "терапевта" можно подставить "любовника", "учителя", "друга", "работодателя", "духовника" и пр.

Почему мы остаемся: почему так трудно уйти от терапевта-абьюзера тем, кто пережил в детстве потерю, заброшенность и неглект.

"Почему ты просто не взяла и не ушла?" - это вопрос, который чаще всего задают жертвам плохих терапевтов, да и вообще всем, кто много лет провел в отношениях насилия, где об них вытирали ноги. Мало знакомым с темой людям совершенно не понятно, как можно терпеть насилие над собой и ничего при этом не делать.

Главная проблема не только в том, что это типичный вопрос из арсенала виктим-блейминга (также известного как "самадуравиновата"), но и в том, что вопрос этот не имеет ответа. Большинство жертв не только не осознают, что находятся в отношениях абьюза, но и не могут внятно объяснить, почему. Ответ появляется не раньше, чем они смогли пройти большую часть процесса исцеления после таких отношений.

Жертвы не знают, как уходить. Главное, чему научила их жизнь - это НЕ уходить, потому что они с детства учились терпеть невыносимое. Во взрослом возрасте это вылилось в поддержание дружбы с манипуляторами, в многолетнюю работу в компаниях, которые вытирают об сотрудников ноги, в годы замужества с абьюзерами.

Труднее всего уйти из плохих отношений тем, кто в детстве пережил потерю значимых отношений, заброшенность и жизнь с родителями, которые пренебрегали своими родительскими функциями. Потеря одного из родителей вследствие смерти или развода, родители алкоголики или наркоманы, агрессивные родители, родители с депрессией или хроническими заболеваниями - все это закладывает основы для стратегий выживания, шаблонов привязанности и картины мира, при которых уйти из плохих отношений очень тяжело.

Дети нуждаются в родительской любви и внимании, в эмоциональном и физическом присутствии родителей в своей жизни. Отсутствующий родитель - это главный повод для ребенка обвинять в этом отсутствии прежде всего себя. Дети начинают верить, что будь они ценными и желанными, родитель бы их любил и никогда не предавал. Это единственный доступный для детей способ объяснить, почему они не получают от родителей необходимой им любви. Настоящая причина - родительская некомпетентность - детям не известна и не понятна.

Вырастая с твердым убеждением "я плохая", "я недостаточно хорошая", ребенок, а потом и взрослый, начинает остро зависеть от чужого мнения, чужой благосклонности и чужих оценок для получения и поддержания ощущения своей базовой ценности как человека. Тактики при этом зависят от особенностей детства. Кто-то пытается привлечь к себе внимание через свои плохие или скандальные поступки, потому что негативное внимание лучше, чем никакое вообще. Кто-то себя рихтует и переделывает, чтобы соответствовать чужим ожиданиям. Такие люди путают "меня любят" с "во мне нуждаются", "меня и мои действия одобряют". Получая одобрение они чувствуют себя теми, чья ценность подтверждена, и теми, которых любят. Таким образом "любовь" для них - это нечто, целиом зависящее от внешних обстоятельств и милости поведения других людей.

Еще одна токсичная часть мировоззрения таких людей - это убежденность в острой нехватке ресурсов в мире. Они верят, что любви в мире мало, всем она не достанется, поэтому соглашаются на любые, какие попало, крохи, от кого попало и часто на чудовищных условиях. Они соглашаются на такие условия из страха, что больше никогда ничего не будет лучше этого.

Человек, в детстве которого было достаточно любви, поддержки и включенности родителей в его жизнь, размышляет примерно так: ну, не любят меня здесь, пойду дальше и найду, где любить будут и любить так, как мне надо. Человек, которому такого детства не досталось, думает: вот тут дают крохи внимания в обмен на все мои ресурсы, и, если я откажусь, у меня не будет и этих крох. Для детей жестоких, эмоционально глухих и слепых, отстутствующих и некомпетентных родителей это не просто вопрос получения каких-то ништяков от жизни. Это вопрос, от которого зависит сама основа их личности. Если меня никто не любит, не обращает на меня внимания, не поддерживает, есть ли у меня хоть какая-то ценность? Если этого всего нет, существую ли я на самом деле? Есть ли я вообще в этом мире?

Они хотят, чтобы кто-то показал им, что они существуют на самом деле, подвердил, что они настоящие. С помощью позитивного или негативного внимания - не важно, любое внимание тут сойдет. Если позитивное, то чувство собственной ценности улучшается, если негативное - то ухудшается, но это лучше, чем ничего вообще. Когда ничего вообще, они чувствуют себя невидимыми, как привидения. Им все кажутся реальными, кроме них самих. Им жизненно важно не только знать, что они существуют на самом деле, но и знать, что они имеют право на это существование.

Поэтому они так боятся терять что-то, даже если это что-то токсичнее некуда. Терять что-то для них равноценно "тебе вообще ничего не положено", "в этом мире для тебя ничего нет". Это не просто "эти отношения плохие, найду другие", это глобальный показатель их базовой ценности как сейчас, так и в будущем. У многих из них бывает убежение, что уходить из отношений или с плохой работы доставит много боли тем, от кого они уходят. А эти люди знают, как больно и страшно быть оставленными, поэтому не хотят, чтобы кто-то из-за них испытывал эти невыносимые чувства.

Вот так эти люди вырастают и строят свою жизнь в поисках внешних подтверждений своей человеческой ценности. Найдя то, что даже не подтверждает, а обещает ее подтвердить (когда-нибудь, в далеком будущем), они попадают в зависимые отношения. Да, эти отношения могут иметь чудовищные последствия как для психики, так и для здоровья и материального пложения, но все это кажется неважным по сравнению с Надеждой, что когда-нибудь они будут любимы, желанны и ценны и это, наконец-то, залечит их пожизненные душевные раны. Для них невозможно отказаться от мечты получить недополученное в детстве от друзей, любовников, учителей, работодателей.


И вот на арене появляется терапевт....

И после долгих лет мечты быть услышанными и увиденными, мечты о заботе и внимании к их нуждам, эти раненые души получают час в неделю с тем, кто видит, слышит, понимает и признает их наличие в мире. С тем, чье внимание весь час посвящено только им одним, а все, что требуется взамен - это просто приходить и оплачивать сеансы. О терапевтах не надо заботиться, их не надо ублажать, не надо казаться для них идеальными. Терапевту можно показать любые свои эмоции - слезы, ярость, неуклюжесть - и не быть при этом отвергнутым.

Если терапевт грамотный и этичный, способный сохранять терапевтические границы, то в пространстве терапевтических отношений душевные раны получают долгожданную возможность исцеления. С помощью этих отношений и поддержки терапевта можно проработать свои детские травмы и укрепить внутреннее, независимое от внешнего ощущение себя и своей ценности.

А непроработанный и неграмотный терапевт начинает решать свои психологические и финансовые проблемы за счет клиента. Клиент вскоре может обнаружить, что произошла смена ролей, и, как в детстве, ему надо снова заботиться о некоей родительской фигуре за счет своих внутренних ресурсов. Что делает клиент с токсичным детством в анамнезе? Тоже самое, что делал всю жизнь - начинает подавлять и отрицать свои чувства, подавлять свои потребности и заботиться о нуждах терапевта из страха потерять то самое внимание и "любовь", на которые он так надеялся.

Терапевт говорит сделать что-то доставляющее крайнее неудобство или дискомфорт - клиент делает, переступая через себя. Он же всю жизнь учился быть терпеливым и сносить любые неудобства ради "любви". Клиент начинает видеть нужды терапевта гораздо важнее, ценнее и более достойными для удовлетворения, чем свои собственные. Одна мысль снова потерять надежду на "любовь" настолько невыносима, что клиент готов на что угодно.

Многие клиенты при этом чувствуют себя особенными - теми, кого Терапевт выделил из всех остальных для реализации своих личных потребностей. Это ощущается как большая привилегия и признак особой ценности клиента. Это ведь тоже долгожданная реализация мечты "я есть, я существую, я особенный и ценный". Клиент чувствует себя избранным. И, что хуже всего, он начинает изо всех сил защищать такого терапевта, чувствуя к нему огромную лояльность. Выполнять всякие просьбы и хотелки терапевта, выходящие далеко за рамки этичных клиент-терапевтических отношений, кажется таким клиентам совсем маленькой платой за то, каким ценным и любимым он себя чувствует. И потом, он же ничего плохого не делает, как ему кажется. Он всего лишь радует своего Любимого Терапевта.

Даже если до клиента постепенно и очень явно начало доходить, что происходит что-то крайне нетерапевтичное и опасное, он все равно не может уйти, потому что невозможно отказаться от Мечты об исцелении. Она в буквальном смысле дороже жизни, здоровья и всех денег в мире. И пока остаешься в этих отношениях, которые дали надежду на Мечту, сохраняется и сама надежда, независимо от ужаса всего в этих отношениях происходящего. А что если до сбычи Мечты осталось всего ничего? Надо только потерпеть еще немного... И потом, ведь можно же все починить, поговорить с Терапевтом, ведь он же о нас заботится, он же профессионал, он должен понимать, что он делает... Надо просто донести до Него... А вдруг все сломалось именно потому, что это я такой плохой и негодный? Тем более нельзя уходить! Надо продолжать над собой работать и улучшать себя! Мы же для этого и пришли на терапию!

И они остаются в этих отношениях, из которых надо давно бежать, сверкая пятками. При этом зависимость от такого терапевта прогрессирует, и самы мысль об уходе кажется не просто трудной, а нереальной. И уж тем более мысль остаться без тех крошек надежды, которые выдаются раз в неделю. Да и вообще, остаться без Терапевта, без опоры, без поддержки - даже думать об этом невозможно без панической атаки.

И клиент выбирает оставаться, терпеть и ублажать терапевта, но периодически сильное желание вытащить себя из этих токсичных отношений все-таки появляется. Иногда потому, что на повехрность выходит это скребущее ощущение, что происходящее на терапии очень неправильно. Иногда потому, что клиент чувствует обиду и ярость. Клиент начинает задумываться, сколько ж можно ослуживать хотелки этого терапевта за счет собственных потребностей. Клиент думает о том, сколько еще надо платить за терапию, которая терапией не является.

И вот он набирается храбрости обсудить это с Терапевтом. На то, чтоб ее набраться, часто уходит не одна неделя. Клиент осторожно заводит разговор о прекращении терапии, но не может сказать прямо "я хочу уйти", а спрашивает у терапевта "разрешения уйти". Клиент хочет слышать, что терапевт понимает причины и одобряет это решение, потому что даже для завершения терапии такому клиенту надо слышать одобрение своих поступков.

Но токсичные терапевты совершенно не заинтересованы в потере клиентов, об которых они реализуют свои хотелки. Они в этом плане ничего менять не хотят, и они очень хорошо знают, на какие кнопки страхов, убеждений и желаний надо жать, чтобы клиент остался.

Сначала они расскажут клиенту, что делали все исключительно для блага этого самого клиента. Или скажут, что все претензии клиента - это ерунда какая-то, и клиент, к сожалению, проглотит, потому что и сам хотел бы верить, что это ерунда. Если терапевт говорит, что ерунда - значит и правда ерунда, да?

Дальше они расскажут, что прекращать терапию - это большая ошибка. Ты же, клиент, проделал такую огромную работу - как же ты можешь все это бросить и уйти? Также они могут добавить, что обеспокоены, справится ли клиент самостоятельно без их помощи. Они же, терапевты, так сильно за него, клиента, беспокоятся - и обязательно при этом перечислят все слабости и страхи клиента. А как же клиенту верить в свои силы, если даже его терапевт в них не верит?

А далее будет морковка: терапевты заверят клиента, что обязательно помогут вылечиться и реализовать все мечты, если клиент будет продолжать ходить к ним на терапию. Напомнят, что хорошо знают клиента и будут его поддерживать, потому что интересы клиента для них на первом месте.

Клиент, которому так отчаянно нужна родительская фигура, которая может о нем позаботиться, сдается и остается... Даже если одна часть его вопит "Бежим срочно!", остальные его части могут отчаянно сопротивляться. Более того, зависимость от терапевта и его одобрения может перерасти в химическую зависимость от взрывов гормонов счастья в мозге, когда клиенту кажется, что он получил от терапевта крошки одобрения или любви. В такие моменты случается настоящая эйфория, которую клиент, скорее всего, никогда ни с кем раньше не испытывал. Если терапевт начал клиентом пользоваться для удовлетворения своих сексуальных хотелок, физическая зависимость клиента растет в геометрической прогрессии. Когда клиент находится физически далеко от терапевта, в его голове может наступать просветление и ясность, но стоит снова оказаться рядом - все застилается туманом из химического коктейля зависимости.

И клиент остается...

До тех пор, пока не погаснет последний луч надежды.
До тех пор, пока не накопится столько ярости на использование, что эта ярость вытолкнет клиента из этих отношений.
До тех пор, пока больше невозможно выносить, как тобой манипулируют и тебя используют.
До тех пор, пока боль от разрыва этих отношений не начинает казаться более переносимой, чем боль от наличия этих отношений.
До тех пор, пока терапевт этот сам не выгонит клиента.

И когда кто-то задает тот самый вопрос "Почему ты не ушел?", клиенту важно помнить: он пришел на терапию за помощью, и в ответ на абьюз сделал то, чему его жизнь научила - терпеть и превозмогать. Никаких других инструментов справляться не было. Были бы - ушел бы не оглядываясь. А тот, кому ты доверил помочь тебе, воспользовался этим, и твоей вины в этом нет.
transurfer: (Default)
В прошлом посте мы говорили о чтении фейсбуков и блогов наших терапевтов.

Сегодня рассматриваем такую ситуацию:

Здравствуйте. Хотела бы поговорить с теми, у кого был опыт зависимости от терапевта и период крайне "детского" состояния. У меня уже год момент, когда жизнь не интересует - всё крутится только вокруг терапии, психологии, я погружена в свой внутренний мир, но при этом изменений положительных пока нет. Меня это пугает, я не понимаю, это временный этап? Сталкивались ли вы с подобным и во что это вылилось? Я уже начинаю бояться, что переложила на психотерапию ответственность за свою жизнь (надежды настолько большие, что я ушла в процесс с головой, забыв про обычную жизнь) и мои ожидания от работы нереальны.

И в целом я чувствую себя маленьким ребёнком. Реакции детские - ревную терапевта ко всему на свете, постоянно хочу внимания, плачу, мне всё не так, злюсь, обижаюсь и эти реакции ставят меня в тупик. Чуть что не по-моему - хочется уходить из кабинета. Ужасно этого стыжусь, постоянно критикую себя в духе "так нельзя", расстраиваюсь ещё больше, понимая, что реакции неадекватны и не соответствуют возрасту. Ужасно тяжелый момент работы. С терапевтом не обсуждала, т.к. она дама отстранённая и ничего не предлагает. У кого такое было? Как справляетесь с подобным?


Кто был в схожей ситуации? В частности, когда терапевт не знал/не хотел работать с вашей потребностью быть в детском состоянии.


Прислать свою ситуацию для обсуждения можно тут.
transurfer: (Default)
Стадии созависимых отношений по нарастающей:









В перерыве между отношениями:

transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sirin_from_shrm в Причина созависимости и работа с ней
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dyuhala в post

Я довольно часто читаю статьи, посвященные работе с созависимостью/эмоциональной зависимостью, и в них даются обычно рекомендации по укреплению Эго, границ: становиться более внимательными к своим нуждам и проявлениям, помнить о себе, дифференцировать где «я», а где уже «не я», обращать внимание на чувства, на свое состояние.

По собственному опыту и наблюдениям за другими, я знаю, что, как правило, наступает такой момент, когда человека затягивает обратно в зависимое состояние, как будто он привязан резинкой к «существу/веществу/баловству» - поначалу получается оставаться в своем «Я», укреплять состояние отдельности, отходить от объекта зависимости все дальше и дальше, а потом – раз!, и возвращаешься на прежнюю позицию.

Это может восприниматься, как провал, как «ничего не получится», когда раз за разом «сила воли», контроль над собой оказываются слабее – чего?  Чего-то непонятного и неясного.

Read more... )

transurfer: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dyuhala в post

Я довольно часто читаю статьи, посвященные работе с созависимостью/эмоциональной зависимостью, и в них даются обычно рекомендации по укреплению Эго, границ: становиться более внимательными к своим нуждам и проявлениям, помнить о себе, дифференцировать где «я», а где уже «не я», обращать внимание на чувства, на свое состояние.

По собственному опыту и наблюдениям за другими, я знаю, что, как правило, наступает такой момент, когда человека затягивает обратно в зависимое состояние, как будто он привязан резинкой к «существу/веществу/баловству» - поначалу получается оставаться в своем «Я», укреплять состояние отдельности, отходить от объекта зависимости все дальше и дальше, а потом – раз!, и возвращаешься на прежнюю позицию.

Это может восприниматься, как провал, как «ничего не получится», когда раз за разом «сила воли», контроль над собой оказываются слабее – чего?  Чего-то непонятного и неясного.

Read more... )

transurfer: (Default)
Блог автора
Вся серия постов о зависимости - здесь.

6. Отвергающий Родитель и Нуждающийся Ребенок.
Чем меньше женщину мы любим - тем больше нравимся мы ей.
Один прозорливый, но глупый поэт.


С реальностью у зависимых хронический неконтакт.
Страшная она, реальность. Непонятная. Там некоторые слова причиняют боль и нет волшебства "все и сразу". И мама не любит. Даже если говорит, что любит, я все равно чувствую, что это не так.
Я бегу от этой реальности в простые и понятные вещи. В онлайн-игры, где есть волшебство. В работу - не слишком приятно, но можно выплатить ипотеку, Потому Что У Каждого Человека Должен Быть Свой Дом. У меня в жизни есть небольшие радости - например, выкурить сигатерку или проваляться вечером перед телевизором. Только курить и мало двигаться вредно для здоровья, поэтому я хожу в спортзал и правильно питаюсь.
Но в моей жизни вдруг заводится непонятное создание противоположного пола. И оно утверждает, что мы с ним отношаемся. Вроде как. И это немного здорово, потому что создание иногда говорит мне комплименты, делает подарки или готовит кушать. Удобное создание. И не то чтобы мне были нужны комплименты или котлетки - просто почему-то мне кажется, что Каждый Человек Должен Иметь Семью.

Только это создание, черт бы его побрал, какое-то непонятное. Оно постоянно чего-то хочет. Или не хочет. Еще у него бывает плохое настроение и оно иногда болеет. И вообще оно шевелится, дышит, ходит, и делает это совершенно как-то непонятно!

Более того!
Read more... )
transurfer: (Default)
Этот пост от Ольги Подольской полностью совпадает с моими мыслями. К любовной зависимости тоже относится. Читать всем!

Цитата:

Любая зависимость - это потребность; потребность, прежде всего, в некоем состоянии, - которое человек не умеет достигать без агента, вызывающего зависимость. При этом, единственный "разрешенный" агент таков, что по большому счету ведет к смерти. Достаточно было бы научить человека получать это состояние самостоятельно - и сам агент уже становится ненужным; но тут мы встречаемся еще и с внутренним запретом на получение необходимого состояния другими способами. Если разобраться с этим запретом - делай всё, что хочешь! - нет нужды что-либо себе запрещать. Зависимость может (и должна!) устраняться вовсе не путём запрещений; в этом случае однократное употребление зависимообразующего агента зависимость не возобновляет; более того - осознание того, что давал алкоголь, или наркотики, или обжорство, или тот человек, от которого образовалась зависимость, - осознание того, что давала зависимость, и осознанное включение этого в свою повседневную реальность, делает человека более счастливым и более целостным. И - независимым.

Традиционный же метод борьбы с зависимостями заключается в запрещении: кодирование, зашивание и т.д. - при этом, не предлагая ничего взамен. Понятно, что подобное запрещение только придаёт зависимости дополнительную энергию. И, само собой, достаточно один раз оступиться, достаточно выпить один бокал шампанского после 11 лет воздержания, - и следует срыв. Невозможно же удержаться, человек и так 11 лет терпел, запрещал себе, жил с урезанными ресурсами, без доступа к этому состоянию, к той целостности, которую обеспечивает ему алкоголь, или там наркотики, или игры... а ведь доступ-то дать можно, - трудность только в том, что для каждого зависимого потребность заключается в разных состояниях. Собственно, для того, чтобы определить, в каком конкретно состоянии нуждается клиент, что он замещает с помощью выпивки, или наркотиков, или переедания, - собственно, как раз для этого и нужен психолог. Для того, чтобы определить, какой конкретный ресурс получает клиент от зависимости, - и научить его достигать этого ресурса без провоцирующего агента.

Наличие зависимости уже предполагает некое стремление к внутренней целостности, которое и позволяет успешно уходить от зависимости - именно к ней, к целостности. Даже слабое притяжение к чему-либо помогает понять, какое внутреннее состояние человек им замещает - и научиться привносить это состояние в свою жизнь самостоятельно, без всяких агентов.

Так что зависимость вполне можно рассмотреть как ключ к целостности.


Еще в тему: интервью со специалистом по работе с сильными зависимостями.
transurfer: (Default)
Поскольку перевод статьи у меня идет в месяц по чайной ложке, я пока выложу только некоторые мысли и тезисы из статьи, которые мне показались важными.

О чем статья

В любом возрасте люди чувствуют себя наиболее счастливыми и наиболее способными проявить свои таланты, когда уверены,
что у них есть «тыл» из одного или нескольких надежных людей, которые могут прийти им на помощь в случае беды.

(с) Джон Боулби


Вопрос зависимости - это один из самых серьезных и наиболее часто возникающих вопросов в лечении клиентов с хронической травмой. Например, клиентов со сложными формами посттравматического расстройства (ПТСР), пограничным расстройством личности, которое вызвано травмой, а также диссоциативными расстройствами личности.

Часто понятие зависимости в этом контексте рассматривается как нечто уничижительное, негативное и нежелательное, и противопоставляется положительному и желательному состоянию независимости.

В статье затронуты следующие вопросы:
- Преобладающие социокультурные и теоретические положения о зависимости в лечении травмы;
- Дается рабочее определение зависимости;
- Анализ сложной структуры зависимости;
- Теория структурной диссоциации, которая помогает пролить свет на противоречивые проявления зависимости у клиентов с травмой;
- Различие между безопасной и небезопасной зависимостью;
- Описание терапевтического процесса, необходимого для работы с небезопасной зависимостью в ходе применения phase-oriented treatment model (трехфазовой модели лечения).

Также в статье рассматриваются проявления контрпереноса.

Отношение общества к зависимости как к явлению

Read more... )
transurfer: (Default)
Я не знаю, это в папке "Созависимость" или как. Это наблюдение.

Когда от второго человека много чего зависит, то его образ ни в коем случае не должен меняться. Если от того, второго зависит самооценка и мироощущение, и вообще Всё, тогда любые отклонения от того, Каким Он Должен Быть - крайне нежелательны.

Что делать, если он выпал из образа?

Ну, во-первых, всякими манипуляциями его можно попробовать в образ обратно загнать.

Если не получается, придется менять себя. Но не в хорошем, психотерапевтическом смысле, а в смысле - поменять себя так, чтобы второй все же влез в нужный образ. Только уже не сам по себе, а на фоне первого. Например, если второй оказался слабаком - или просто человеком, у которого есть все: и чувства и страхи - то первому придется стать еще слабее. Тогда на этом фоне второй будет снова выглядеть Сильным и Храбрым.

Read more... )
transurfer: (Default)
Я нашла статью, хорошую такую и добротную, которая пытается положить конец демонизации зависимости. Статья на английском, и я основные ее моменты переведу, но не сегодня, потому что мне надо ее внимательно прочитать. Но кто свободно читает на английском, и кому тема интересна: пожалуйста. Если вдруг кто осилит перевод, будет еще лучше.

Цитата из статьи:
Люди чувствуют себя наиболее счастливыми и наиболее способными реализовать свои таланты, когда у них есть уверенность, что у них есть тыл: что есть как минимум один человек, которому они могут доверять, и который может прийти на помощь в трудную минуту.
transurfer: (Default)
Я нашла статью, хорошую такую и добротную, которая пытается положить конец демонизации зависимости. Статья на английском, и я основные ее моменты переведу, но не сегодня, потому что мне надо ее внимательно прочитать. Но кто свободно читает на английском, и кому тема интересна: пожалуйста. Если вдруг кто осилит перевод, будет еще лучше.

Цитата из статьи:
Люди чувствуют себя наиболее счастливыми и наиболее способными реализовать свои таланты, когда у них есть уверенность, что у них есть тыл: что есть как минимум один человек, которому они могут доверять, и который может прийти на помощь в трудную минуту.
transurfer: (Default)
Так называемая женская склонность к зависимости может означать не столько потребность в защите, сколько потребность в том, чтобы являться частью человеческого сообщества, быть “в связке”, “в отношениях”. Нам нужно не только чтобы заботились о нас, нам нужно еще и заботиться о ком4то самим. Да, мы нуждаемся в других— в тех, которые утешат и помогут, в тех, кто будет на нашей стороне в любой ситуации, в тех, кто скажет: “Я с тобой, я все понимаю”. Но точно так же мы нуждаемся в обратном— в том, чтобы самим быть нужными. Взаимозависимость и потребность в ней— это все же не только инфантильное желание “на ручки”. И лишь потому, что мы живем в мире, где зрелость отождествляется с отсутствием значимых отношений, свободой от привязанностей,— то есть с мужской моделью самостоятельности,— женская склонность ставить взаимоотношения на первое место выглядит как слабость, а не как сила. Возможно, она и то, и другое”.

(с)Джудит Виорст via "Веретено Василисы".
transurfer: (Default)
Попалась интересная статья на английском, в которой автор обозначает одну из стратегий выживания травмированных детей как "стратегия олененка" (fawn response). Я так поняла, что слово он подобрал такое, чтобы по первой букве совпадало с остальными стратегиями fight/flight/freeze (бей/беги/замри), а также потому, что существительное fawn означает олененка, а глагол to fawn - лебезить, подлизываться, вилять хвостом.

Автор убежден, что во многих случаях именно эта стратегия приводит в будущем к созависимоу поведению.

Read more... )
transurfer: (Default)
Попалась интересная статья на английском, в которой автор обозначает одну из стратегий выживания травмированных детей как "стратегия олененка" (fawn response). Я так поняла, что слово он подобрал такое, чтобы по первой букве совпадало с остальными стратегиями fight/flight/freeze (бей/беги/замри), а также потому, что существительное fawn означает олененка, а глагол to fawn - лебезить, подлизываться, вилять хвостом.

Автор убежден, что во многих случаях именно эта стратегия приводит в будущем к созависимоу поведению.

Read more... )
transurfer: (Default)
Зависимость как «дважды два – четыре» (за наводку спасибо la_scandinaviala_scandinavia)

Читать всё! Написано очень и очень доступно, последовательно и понятно. Главное - что очень, очень большая редкость - с нейтрально-исследовательской позиции, без плохо прикрытого презрения в сторону "жертв" или омерзения и ужаса перед "тиранами".

Новенькое для меня: оказывается, "тираны" (из пары "тиран/жертва") тоже ходят к терапевтам! Изредка.

А вообще те, кто к психотерапии относится как к "занятию для слабаков" не представляет себе, какие эпические схватки динамик происходят в кабинетах терапевтов. И с какими только личными чудовищами там не встретишься. Никакя тебе тарзанка или прыжки с парашютом и рядом не стояли.
transurfer: (Default)
Зависимость как «дважды два – четыре» (за наводку спасибо la_scandinaviala_scandinavia)

Читать всё! Написано очень и очень доступно, последовательно и понятно. Главное - что очень, очень большая редкость - с нейтрально-исследовательской позиции, без плохо прикрытого презрения в сторону "жертв" или омерзения и ужаса перед "тиранами".

Новенькое для меня: оказывается, "тираны" (из пары "тиран/жертва") тоже ходят к терапевтам! Изредка.

А вообще те, кто к психотерапии относится как к "занятию для слабаков" не представляет себе, какие эпические схватки динамик происходят в кабинетах терапевтов. И с какими только личными чудовищами там не встретишься. Никакя тебе тарзанка или прыжки с парашютом и рядом не стояли.
transurfer: (Default)
Хорошо человек сказал на форуме:

I don't think therapy is about becoming independent. I think it's about recognizing that we are all interdependent, and finding ways to achieve a healthy interdependence.

Я не думаю, что психотерапия заключается в обретении независимости. Я думаю, она заключается в признании факта, что мы все взаимозависимы, и в поиске путей отсуществлять эту взаимозависимость разумным, здоровым образом.
transurfer: (Default)
Выношу из подзамочной дискуссии свой комментарий:


У меня мнение такое: есть зависимость, а есть потребность в зависимости, то есть в ощущении надежности и безопасности в отношениях с терапевтом. Если терапевт эту потребность удовлетворяет, то зависимости от терапевта не возникает в перспективе. Период обожания терапевта и проверки контакта на прочность - по-моему, нормальный период в терапии. Если терапевт может с этим нормально работать, то есть, сам этого не пугается и не начинает срочно побуждать клиента к самостоятельности, а также может продолжать создавать атмосферу надежности, приятия и безопасности, то клиент на этом этапе долго не застревает и двигается дальше, то есть, начинает искать и формировать прочные, надежные связи с людьми в своей обычной жизни.

Тут как бы переигрывается то, что, возможно, не получилось в детстве - от формирования прочной связи с матерью к собственной самостоятельности, используя опыт с матерью как ресурс и опору.

Вот если терапевт не справился и ощущения надежного контакта с ним не сформировалось, то клиент и застревает на этой стадии "завоевания" терапевта надолго.

Я много читаю разных форумов и ресурсов (русскоязычных и англоязычных), и у меня складывается впечатление, что в паре клиентка-женщина + терапевт-мужчина зависимостей и "залипания" на терапевте происходит больше, чем в паре клиентка-женщина + терапевт+женщина. Возможно из-за того, что в доп. нагрузку идет эротический трансфер + проблемы с папочкой (к уже имеющимся проблемам с мамочкой).

Возможно [сексизм, шовинизм, мужененавистнечиство]для мужчины-терапевта соблазна больше подзадержаться в стадии, когда клиентка смотрит на него медовыми глазами, дыша через раз, и потешить себя иллюзиями [/сексизм, шовинизм, мужененавистнечиство].








transurfer: (Default)
пока не забыла записать ) По памяти пишу, текст не могу найти в сети. Поскольку речь о голубях, то это какой-то механизм (не психологический, явно).

Две клетки, в каждой педалька. Нажимается педалька - появляется еда. Сажают двух голубей, дают им время сообразить насчет педальки. В первой клетке при нажатии педальки еда появляется каждый раз, во второй - в произвольном порядке (когда появляется, когда нет). Затем отключают обе педальки. В первой клетке голубь потыкался-потыкался, да и перестал дергать педальку. Во второй клетке голубь ее дергал пока не рухнул от изнеможения. Получается, что когда выдача "еды" идет бессистемно, когда есть, когда нет, это запускает какой-то механизм сильной зависимости.

Люди это используют вовсю, причем часто - интуитивно.
transurfer: (Default)
пока не забыла записать ) По памяти пишу, текст не могу найти в сети. Поскольку речь о голубях, то это какой-то механизм (не психологический, явно).

Две клетки, в каждой педалька. Нажимается педалька - появляется еда. Сажают двух голубей, дают им время сообразить насчет педальки. В первой клетке при нажатии педальки еда появляется каждый раз, во второй - в произвольном порядке (когда появляется, когда нет). Затем отключают обе педальки. В первой клетке голубь потыкался-потыкался, да и перестал дергать педальку. Во второй клетке голубь ее дергал пока не рухнул от изнеможения. Получается, что когда выдача "еды" идет бессистемно, когда есть, когда нет, это запускает какой-то механизм сильной зависимости.

Люди это используют вовсю, причем часто - интуитивно.

Profile

transurfer: (Default)
transurfer

May 2017

S M T W T F S
 1 23 4 5 6
78910 11 1213
14 1516 17 18 1920
2122 23 24 252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:18 am
Powered by Dreamwidth Studios